Сестра малгожата хмелевская о жизни и своей общине

Собственно по инициативе сестры Малгожаты Хмелевской был создан фонд "Общинные дома "Хлеб жизни". Есть уже 11 домов, и в каждом из них живут люди, которые нуждаются в помощи. И все рассчитывают на нее. Каковы затраты на то, чтобы всегда быть рядом с другими людьми? — Мы изнуряем себя, все мы, вопрос в том, как. Разумеется, то, что она делает, вызывает стресс, напряжение. Я живу в гетто чужих страданий. Я имею дело с реальной драмой. Но плачу ли я за это больше, чем женщина, у которой больной супруг? Без затрат нет реальной жизни, говорит сестра Малгожата Хмелевская.

Больше тридцати лет основой ее жизни была помощь бездомным, бедным и нуждающимся. Каковы затраты на оказание помощи?

Материал? Очень большой, нескончаемый! Но я понимаю, что вы спрашиваете не об этом. Мне тяжело сказать, какая будет цена. Я уверен, что необходимо найти баланс. Ведь что означает быть рядом с другими? Кое-кто считает, что это означает быть доступным 24 часа в день. Это не способ помочь, это не способ помочь, это не способ помочь, это не способ помочь.

В первый день помощи были такие искушения?

Нет, я думаю, нет. Здоровый смысл, который, надеюсь, не покинул меня и по сей день, что, разумеется, не означает, что он не оставит меня в один момент, всегда говорил мне две вещи. Во-первых, вы не Бог, а это означает, что вы не можете помочь всем и не всегда. Второе, целью не считается помощь как таковая. Вы обязаны знать, почему вы помогаете. Так как это обоюдоострое оружие. Помощь может причинить вред. Цель — любовь. И источником этой любви для меня считается Бог. Если я не буду руководствоваться Его любовью, я либо причиню боль людям, либо разрушу себя. Действительно, порой в нас зарождаются амбиции и гордость, однако это смертельно опасно.

Поэтому вы не хотите исправить весь мир.

Разумеется, в моей жизни, как и в любой иной, бывают непредвиденные ситуации, когда необходимо работать безостановочно, не отдыхая, однако в целом я стараюсь сохранять гармонию повседневно. Я передаю это и собственным молодым коллегам — готовьтесь отказаться от свободного времени, отдыха и всего, что вам нравится либо даже нужно, но лишь иногда, только когда ситуация действительно тяжёлая.

Но я настаиваю на цене, она обязана быть там..

Знаете, жизнь, как сказал режиссер в наименовании фильма, — это заразная болезнь, а у любой болезни есть цена. Мы изнуряем себя, все мы, вопрос в том, как. Разумеется, жизнь с людьми, с которыми я живу, вызывает стресс, напряжение. Мы живём в гетто чужих страданий. Мы встречаемся с реальной драмой. Но плачу ли я за это больше, чем, скажем, женщина, у которой больной супруг? Без затрат нет реальной жизни. Если мы продолжим остерегаться таких затрат, то оплачиваем за это два раза. Жизнь, которая не оказывает боли, которая не требует борьбы, страданий, — это заблуждение, которое накладывает на нас мир использования. Сегодняшняя ситуация — пандемия — показывает нам довольно четко.

Какая стоимость постоянного избегания боли?

Одиночество! Любовь к другому человеку — кроме факторов счастья — всегда сопряжена с трудностями, усилиями. Если мы избегаем этого, то в конце концов остаемся с пустыми руками, разочарованными и озлобленными. Мы видим, что барьеры и ограждения, которые должны оберегать нас от страданий, бесполезны. Страдание все равно настигло нас, так как оно всегда настигает, и к тому же мы встречаемся с ним в одиночку. Это можно посмотреть на примере людей, которые всю собственную взрослую жизнь потратили на иллюзию счастья в виде безудержного приобретения богатства, комфорта, роскоши. На финише мы вряд ли увидим улыбку, мир в их глазах..

И тот баланс, о котором вы упомянули, что вы делаете, чтобы сохранить его?

Я стараюсь делать перерывы в обычной жизни. У меня есть, должны быть моменты, чтобы расслабиться, помолиться, пройтись. Я ищу чувство юмора, шутки, остроумие, это приносит мне немало пользы. Я слушаю музыку, которая мне нравится. Иногда я уезжаю на двое суток. Это непросто, так как у меня приемный сын с небольшими возможностями, однако если что-то непросто, это не означает, что это невозможно. Я воспитала в общей сложности пятерых приемных детей, могу рассчитывать на них. Иногда еще один сын заезжает и остается с Артуром. И вот тогда я свободный. Недосягаемая не только для Артура, но и для всех тех, кто тянет меня за привычку.

Так как они так нуждаются в сестрах.

Либо я им необходим, либо они думают, что я им необходим..

Возможно, есть люди, которые хотели бы держаться за вас… Они хотели бы, чтобы вы их кормили и направляли, желательно навсегда. Как быть сочувствующим и жёстким одновременно?

У меня даже был такой разговор вчера. Я могу сказать: "Время пришло, я не хочу больше слышать просьбы. "Разберитесь с этим сами". Это тонкая грань, и, разумеется, со временем вы приобретаете определенный навык в оценке чьих-то возможностей, однако это не означает, что вы не можете прогадать и, не дай Бог, протянуть руку помощи тому, кто сегодня без этой руки на самом деле не справится. Однако в целом цель моей жизни — сделать людей свободными, независимыми, созреть. А с теми, кто привык держаться за других, кто требователен — что увеличивается сегодняшней социальной политикой, не только в Польше, но и по всему миру, так как намного легче и безопаснее давать людям, чем помогать им, чтобы они стали независимыми в собственных действиях и, поэтому, в собственном мышлении — мне приходится "иметь дело". Без этого никак вряд ли можно обойтись. Нет мягкого сердца. И, как я уже сказал, только вчера я сказал "нет". Так как я не могу помочь женщине, которая позвонила, тем более что она поможет себе сама.

И вот тогда вам необходима устойчивость, толстая кожа.

Я стараюсь не быть жестоким, стараюсь приспособить собственный язык к эмоциональному состоянию человека. Но тот, кто желает успешно помогать, не состоит лишь из сердца. Среди наших жителей есть люди, с которыми необходимо говорить твердо, даже сказать: "До свидания, пожалуйста, уходите". Разумеется, этому предшествует много разговоров и просьб заняться собственной жизнью и жизнью собственных детей. Но иногда ничего не помогает.

Это часто бывает?

Это происходит, у нас сейчас такая ситуация, это с одной семьей, мы в процессе выселения их из нашего дома.

Знаете, несколько раз в жизни, иногда на важных встречах, я встречал людей, которые неожиданно начинали благодарить меня. задал вопрос я их, удивляясь — невозможно усвоить всех, через наш дом прошло более 20 000 человек. люди прошли через наши дома — за что им спасибо?. И я слышал: "Моя сестра выгнала меня из дома несколько лет назад. Спасибо тебе, я отыскал квартиру, работу, дал образование собственным детям, а сегодня помогаю нуждающимся". В следующий раз я ехал на конференцию и в гардеропе университета, где она проходила, повстречал благодарную женщину, которой я тоже как то сказал: "Хватит". Разумеется, есть те, кого мы бросили в глубокий ящик, они не справились и вернулись к нам. Однако это уже полностью иная история. Они пытались.

И сколько раз вы можете дать человеку шанс?

Тысячу раз, две тысячи, три тысячи. Всегда. Подобно тому, как Бог даёт любому из нас безграничное число раз. Мы никогда не знаем, что случится. Впрочем, стоит сказать что многие заведения требуют этого, мы не ведем статистику, вести ее это при том жизненном образе, который мы ведем, просто смешно. Воспитывая ребенка, мы никогда не знаем, что из него вырастет, но мы можем быть уверенными, что основа, корни, которые мы ему дали, дадут необходимые результаты через 20, может быть, 30 лет. У нас были ситуации, когда кто-то возвращался к нам несколько раз, ничего не получалось, а потом спустя пару лет он обращался в другую организацию, и все получалось! Один из подобных молодых людей сейчас оберегает диссертацию . Это не инвестиция с гарантией успеха через три-шесть месяцев.

Иногда вы разочаровываетесь в собственных подопечных?

"Разочарование" — это не то слово. Разочарование возможно, когда мы ожидаем результата. Я злюсь из-за беспомощности перед лицом человеческой глупости. У меня традиционные человеческие рефлексы — я злюсь, когда вижу, как кто-то опять разрушает себя. Мне больно, но я справляюсь с этим. Я не разочарован, так как я не наивен — у каждого собственная история, и каждый созревает в свое время.

И никогда не знаешь, удастся ли..

Мы знаем, и я знаю это, что финансовые вложения в любовь, финансовые вложения в людей, которые мы пытаемся сделать, давая людям возможность вернуться, никогда не бывают потерянными, но не мне судить. Как то один из наших сотрудников повстречал на улице бывшего клиента и задал вопрос его, употребляет ли он спиртное — за это его выгнали из нашего дома. Мужчина ответил: "Нет, у тебя дома, пару лет назад, я выпил последнюю каплю". Мужчина ушёл из жизни в больнице с крестом, который он просил. И никто не обращал его тут, мы этого не делаем. Поэтому мы никогда не знаем, каковы будут плоды наших трудов и усилий. Неужели через 5 лет мама не вспомнит, чему мы пытались научить ее у нас в доме — что о детях необходимо беспокоиться, что необходимо давать им завтрак, обед и ужин, что в доме должен быть порядок. Моя работа — это слепая инвестиция, но я никогда не скажу: "Финансовые вложения потеряны".

Вы длительное время помогали людям. Что пришло первым, что было источником: призвание и желание жить по привычке или желание помогать?

Первой была моя персональная встреча с Христом и, как следствие, попытки — бесплодные даже в наше время — применить в действительности то, что мне стало понятно из Евангелия. О некоторых вещах там говорится довольно просто: "Я был голоден, ты дал мне еду" и т.д. И так как на моем пути встречались люди, которые, согласно моей вере и моему мировоззрению, были образом страдающего Христа, я старался все сделать, чтобы они стали теми, для кого человек был создан, другими словами свободными и отличными". И я, разумеется, не имею в виду симметрию черт лица. Вот вам и источник. А потом, это был 1988 год, мы с моим коллегой повстречали бездомных, ночующих вечерами в церквях. Когда кончилась последняя месса, данные люди должны были покинуть церковь. Я помню Тамару, мы и сейчас работаем вместе, — сказала она: "Смотрите, мы ложимся в тёплые постели, а данные люди — в мусорные баки и канализацию". Из данного предложения появилась на свет идея сделать что-то определенное, большое. Так построили первый дом. Сегодня у нас их 11. Это не было и даже в наше время не считается обдуманным бизнес-планом. Нет, мы просто пытаемся отвечать на текущие потребности человека, какой стоит перед нами.

Говорят, что чудеса случаются, когда вы откликаетесь на помощь нуждающимся.

Да, я пережил большинство таких чудес. Я помню ситуацию с самого начала. Мы с огромным трудом собирали деньги на строительство нашего первого дома. для любого матраса и вилки. А когда все было в конце концов сделано, в доме завелись вши. Мы перепробовали все доступные в то время средства, чтобы избавиться от них, но бесполезно. И когда все человеческие возможности были исчерпаны, я обратился к Богу с небольшой речью. На следующий день вши пропали!

Я понимаю, что чудеса случаются до той поры, пока мы предшествуем им собственными человеческими усилиями.

Собственно это я и говорю! Так было всегда, но я чувствую, что сегодня усилилась тенденция относиться к вере как к колдовству: "Придёт добрая фея и излечит меня от пневмонии, для чего мне идти к доктору", и то же самое — и это слишком опасно — происходит с психическими проблемами: "Я помолюсь, и все пройдёт". Разумеется, молитва нужна, но визит к психиатру также нужен. Так как вера — это не волшебство. Однако в нашей жизни существует много ситуаций, может быть, не подобных потрясающих, как освобождение от вшей, но граничащих с чудом. Бог даёт нам разные инструменты, иногда посылка приходит с опозданием на 15 минут, и вот тогда мы можем зарубить ее топором, но обычно она приходит. И это чудо.

Только если мы сможем это увидеть?

Это непросто. Я регулярно повторяю: Бог — не имеет значение, верующий вы либо нет — ну, Высшая сила, отправляет нам определенные сигналы. Каждый раз, когда мы встречаем другого человека, как."Я потерял шарф, кто-то выбрал его и побежал за мной" — это встреча с добротой, которая может дать нам свет, символ, что мир не так уж плох. В жизни любого человека существует много аналогичных ситуаций, вопрос в том, можем ли мы достаточно открыть и очистить глаза, посмотреть на себя и прочих, чтобы их увидеть.

Как мы можем очистить наши глаза?

В первую очередь, мы должны пытаться жить с добром, правдой, честностью. После мы начинаем смотреть на остальных людей, к примеру. к тем, кто придерживается других политических взглядов, других. И снова же, вчера у меня была такая ситуация: мне позвонили и задали вопрос, буду ли я принимать средства для чистки от государственной конторы, ну, знаете, которая связана с конкретной партией. Я рассмеялся и сказал, что, разумеется, да. Так как я приму помощь от каждого человека доброй воли. И более того, я даже не знаю, какая воля у того, кто предлагает помощь, я не знаю, может это кто-то, кто сделал много плохого в собственной жизни, может он святой, я понятия не имею… Но я знаю, что в данный момент этот дар, данные ресурсы становятся точкой единения между нами. Они считаются мирным договором ради кого-то другого. И в данный момент все другие его басни, будь то культурные или политические, не имеют никакого значения. Тут и сейчас мы творим добро вместе. Очистить наши глаза — значит искать то, что соединяет нас между собой, а не смотреть лишь через призму того, что нас разделяет. Это упражнение: "Я вижу хорошее". Разумеется, часто это зерно находится в большой горе пыли. Но мы пытаемся увидеть семя. В себе и в остальных.

Вы верите, что семя действительно находится в каждом..

В каждом. Я испытываю это повседневно, даже от тех, кто вряд ли этого ждет. И я бы сказал, что эта вера абсолютно не то же самое, что наивность. Так как я не наивный.

Моя сестра — очень занятая женщина! Кажется, что для большего количества обязанностей нет ни места, ни времени, а возможности сердца лимитированны. А в это время вы усыновили сына-инвалида, Артура..

Когда говорим о времени, чудес нет, его действительно невозможно растянуть. Поэтому если у нас есть стремление полагаться только на себя, мы быстро исчерпаем себя. Однако у меня нет подобных амбиций. Я вырастила пятерых детей. Вы ждете рецепта?

Да!

Вы просто должны двигаться вперед и не бояться, что вам не хватит. Как то старая монахиня в Ласки, отдавая мне последний кусок хлеба со собственной кухонной комнаты для моих подопечных, сказала нечто такое, что я запомнил на всю жизнь. Я задал вопрос ее, что она станет делать, если отдаст последний кусочек. Она сказала: "Смотри, если мои руки сцеплены, Бог не даст мне это, если я их разомкну, он может дать мне это". Просто, правильно? Чем больше вы отдаете, тем больше получаете. А если у нас нет, значит, Бог не желает, чтобы мы давали..

Когда я не так давно позвонила сестричке, мне сказали, что мы можем побеседовать, но исключительно какое то время, так как у Артура эпилептический припадок. Я хотел спросить о бремени ответственности. Много людей рассчитывают на вас, но я уверен, что ответственность за них разнится от ответственности за вашего своего ребенка. Вы приняли еще один большой вызов.

Это не то, что. Передо мной просто ребенок, и теперь у меня есть выбор — либо отдать его в детский дом, отлично зная, что его там ждет и чем это обернется для него в совершолетней жизни, либо сказать: "Хорошо, мы попробуем". Так что это был мой выбор. Вы должны согласится, что тяжело сомневаться в том. Либо ты свинья, либо ты человек. Разумеется, это потребовало множество усилий, решимости, мои старшие дети уже достаточно давно вступили во взрослую жизнь, закончили колледж. Мы попробовали, и это сработало. Когда вы выходите замуж, вы не знаете, серьёзно ли заболеет ваш супруг, родится ли у вас больной ребенок и т.д. В этом и заключается риск любви. Это просто…

Мне посчастливилось, мои дети — великолепные люди. Нам получилось создать такую веселую семью. Один из моих сыновей называет себя "плаксивой сестрой". Они очень остроумны, а я люблю людей с чувством юмора. Они устраивали различные мероприятия. Помню, как то я шел по улице с пятью либо даже девятью детьми, так как дети моего друга были с нами В то время, и они вдруг, как и договаривались, в самом центре Новы-Свята начали кричать мне: "Мама!". Я по привычке, вся улица смотрит на нас, они что-то шепчут себе под нос. Замечательный! Мы сильно любим друг друга.

Что вы делаете, когда очень устали?

Я читаю абсолютно глупую книгу, к примеру. правонарушение. При любых обстоятельствах, криминальные истории — это лекарство, которым пользуются многие члены нашего общества. Мы обмениваемся ими.

А потом, с книгой о преступлениях в руках, вы закрываете дверь, и какое то время никто не может войти?

О, нет, дорогостоящая леди, все не так. У меня нет подобной роскоши. Я не могу закрыть дверь, и если даже бы я это сделала, Артур продолжал бы стучать в нее. Вот такое время для чтения у меня есть поздними вечерами. Мне приходится спать с сыном в одной жилой зоне из-за его эпилептических припадков, но когда бесчисленные собаки Артура улажены — некоторые спят с ним в кровати, другие под кроватью — и когда мой сын тоже прочно проводит во сне, приходит мое время! Потом я работаю или же просто читаю глупую книгу. У меня есть перезагрузка.

Малгожата Хмелевская, монахиня, настоятельница общины "Хлеб жизни. В 90-е годы. она организовывала рождественские вечеринки для бездомных на варшавском вокзале. Она управляет домами для бездомных, больных, одиноких, ночными приютами и мастерскими, в которых работают отверженные люди. Она приемная мать пятерых детей.

Документальный фильм «Сёстры. Крестовоздвиженская община

Прот. Георгий Кондратьев о «Спасской» Общине

, , , ,