Ради любви к горам и горному шале pie stawow

Хотя Новый Тарг расположен всего в 25 км от Закопане, между ними имеется огромная разница. Возможно, так как Горце более пологие, а горы Татры могут быть опасными и изменчивыми. Их дикость учит смирению и определяет жизнь их жителей. Беата Сабала-Зелинска, корреспондент и автор книг о горах, рассказывает о собственном растущем увлечении Закопане, где она ощущала себя чужой после переезда из Кракова.

Помните ли вы собственные первые впечатления, которые связаны с Татрами?

Я появился на свет в Новом Тарге, так что Татры были у меня рядом, но одновременно настолько далеко, что я смотрел на них как не блещущий красотой путешественник. Я воспринимал их как трудные и опасные горы, к которым необходимо быть готовым. Я намного чаще ходил в пологие горы Горс, которые находились прямо у моего порога. Только когда я получал образование в школе , я начал ходить в походы в Татры с компанией друзей моего двоюродного брата, студентами, которые были заядлыми туристами. После я впервые побывал в хижине "Пять озер".

И какое впечатление это произвело на вас?

Я помню, что это был постоянный подъем в гору, и я ощущал себя очень усталым. И я думаю, что эта утомленность приглушает обаяние данного места. Я осознал горы исключительно после переезда в Закопане, когда их близость стала вмешиваться в мою обычную жизнь.

Что вы имеете в виду?

Предположим, что в течение восьми месяцев у нас зима с ее полным набором "развлекательных мероприятий", например как снег, мороз, таяние, скольжение, гололедица. Шучу, другими словами убираю снег — горит в печке, горит в печке — шучу. И так дальше, и так дальше. И вот тогда мне стало понятно, что 25 км разницы между Новым Таргом и Закопане — это практически Марианская впадина, так как под Татрами все по-другому: наиболее интенсивнее, более дико, более требовательно… Сначала я видел только эту одну сторону медали. Все поменялось, когда я стал журналистом. После я повстречал людей, которые показали мне другое лицо Татр, более интересное, связанное со многими горными страстями. Потом я сам начал ходить по Татрам, точнее, ступать по ним. Я не ценитель сложных видов спорта, мой контакт с горами точно в намного мягкой форме, которая сводится к принципу: я не очень-то лезу в Татры, чтобы они меня не изматывали (смеется). Я живу у входа в долину Мала Лаки и довольно часто совершаю прогулки по долинам. Возможно, я плохо знаю эти горы, как люди, которые проводят с ними много времени, однако это не означает, что я меньше люблю их или меньше понимаю.

Приходит ли понимание красивых гор на протяжении определенного времени, когда вы находитесь в регулярном контакте с ними? или, может быть, с пониманием людей, живущих в таких горах?

Оба. Если мы хотим жить тут, мы должны постичь горы, другого пути нет. Помимо того, мы взаимодействуем с этими горами и как путешественники. Пожалуй, поэтому мы хорошо представляем тех, кто ходит в горы, но также — видя их повседневно — мы знаем, насколько они опасны и изменчивы.

А как вышло, что вы жили рядом с Татрами, а не в другой части страны?

Совпадение. А может быть, участь? Я жил в Кракове несколько лет. Там я повстречала супруга, варшавянина, который через определенный промежуток времени получил предложение о работе в Закопане. И, как обычный местный обитатель, он сразу же обрадовался этому. В конце концов, в свободное время он будет ходить в горы и, разумеется, повседневно кататься на лыжах. Мы живём в Закопане уже 30 лет, и он катался на лыжах максимум несколько раз (смеется). С этими поездками тоже не все гладко. Но тогда восхищению не было конца. А в это время я не прыгал от радости, перспектива возвращения в Подхале была для меня равноценна шагу назад. В то время я не знал, что Закопане не имеет ничего общего с деревенской местностью. Только когда я начал знакомиться с городом, людьми и Татрами, мне стало понятно, что это — как писал Мальчевский — вершина мира. Я был в восторге и в этом восторге пребываю даже в наше время, благодаря судьбу за подобной поворот событий.

Представьте, что вы кардинально меняете собственное окружение и переезжаете к морю?

Нет. Хотя иногда я думаю, что было бы классно уехать в тёплую страну на 6 месяцев во время зимы и вернуться в Закопане весной. С другой стороны, когда зима уже наступила, все очищено от снега и светит солнце, нет более великолепного места на земля.

Я знаю Закопане лишь с точки зрения туриста, и то в худший, летний сезон. Мне всегда понравилось, как выглядит это место в межсезонье.

Годом ранее я бы сказал, что это изумительно. Менее людные месяцы позволяли нам, здешним населению, перевести дух, проехать через весь город за четверть часа и не спеша встретить друзей на улицах. В начале пандемии я наслаждался вездесущей пустотой. Мне казалось, что я нахожусь тут через день после сотворения мира, но до его заселения. Однако после семи дней восторг исчез. Картина стала апокалиптической, так как мне стало понятно, что Закопане без отдыхающих теряет собственный шарм, характер, энергию и в определенном смысле смысл существования. Поэтому сейчас мы все тоскуем о том времени, когда опять будет многолюдно, и мечтаем о ноябре, марте и апреле, когда нам будет от чего и от кого расслабиться.

Как сильно это постоянное и видимое присутствие красивых гор оказывает влияние на менталитет, на размышления о природе или про остальные людях, о мире в общем?

Горы во многом определяют нашу жизнь. Тут природа диктует ритм и жизненный образ. Я думаю, что благодаря этому мы живём тут немного очень медленно, но работаем намного больше, так как нам приходится бороться с природой. Близость красивых гор учит настойчивости и смирению. Мы, разумеется, не сдаемся легко, но мы также знаем, когда необходимо выпустить. Когда не стоит пинать лошадь. Помимо того, природа соединяет нас, учит солидарности. Если я упаду в сугроб на собственной машине, "наши" здесь же остановятся, чтобы меня вынуть. Один сосед придёт с гравием, чтобы насыпать мне под колеса, а другой выйдет в куртке поверх пижамы, чтобы помочь мне вытолкнуть. Так как тут так принято. Никаких лишних слов, никаких особенных просьб. Горы показывают, что в единстве есть сила.

Ваша книжка о хижине Piec Stawow в Долине пяти польских озер только что вышла в свет. Читая ее, вы словно пережили все времена года в этом доме.

Я не испытал их все. Я хожу в хижину так часто, как только могу, а это все реже и реже. Я смеюсь, что занялся этой темой в последний момент, так как я не в форме. Но когда я писал книгу, мне казалось, что я был там полтора года. И я, в собственных мыслях, регулярно. Сначала я год собирал материал, потом писал по 12-14 часов в день. В определенный момент мне даже приснились Водоемы! И мне не было тоскливо ни на минуту. Я писала книгу во время первой волны пандемии, за окном цвела весна, люди выходили на прогулки, и я не жалела, что не могу выйти на улицу, потому что это все время я располагалась в чудном месте.

История хостела "Печные водоемы" — это в определенном смысле история о нас самих, наших мечтах, ожиданиях, тревогах. Это также история про людей, которые где нибудь на краю земли построили для нас данный дом и делают все, чтобы мы ощущали себя в безопасности и заботились о нас. Я думаю, что обаяние данного места с тем связано, что там довольно четко ощущается дикость природы. Это шале все еще сопротивляется цивилизации. Когда идет снег, никто не заходит и никто не выходит. Когда ветер валит деревья или заливает ручейки — это то же самое. Мать-природа играет тут первую скрипку, и нет никаких признаков того, что ситуация изменится. Благодаря этому туда тянутся те, кто желает испытать эту дикую природу. Хорошо, однако необходимо уважать природу.

Сейчас домиком управляют как правило женщины. Вы показываете, что горы — это и женский мир. Горы рекомендуют равноправие?

Разумеется. Пани Мария Кржептовская, создавшая горный приют в Долине пяти озер, стала легендой еще при жизни. Она производила большое впечатление и на мужчин, хотя на таких крепких, закаленных крестьян было тяжело произвести впечатление. И все же, пани Мария впечатляла, поскольку она феноменально преуспела. Ее внучки справляются даже лучше. Они также довольно сильные женщины. Но женщины Горала такие. Они совсем не уступают мужчинам ни в одной области. Они могут работать много, они выносливы, полны решимости и очень сильны, также и физически. И когда касается дело красивых гор, они ходят и лазают по ним даже лучше людей. И они точно также теряют собственные жизни, так что да, в горах господствует равноправие, а это означает, что Татры не прощают ошибок ни женщинам, ни мужчинам.

Какой опыт или воспоминания, которые связаны с горами, оказали на вас самое большое влияние?

Довольно неприятным событием стала погибель спасателей TOPR в 2001 году. Я знал таких ребят, особенно Марека Лабуновича "Майя". В лавине было еще несколько ребят, которые чудом остались живы. Собственно тогда мы все поняли, что даже лучшие из лучших не бессмертны и что наши дорогие Татры непредсказуемы и беспощадны. Никто не получает в них бесплатную поездку.

По моей точке зрения, мы, как люди, предрасположены преследовать природу. Мы делаем красивые фотографии себя в лесной глуши, на пляже, нам кажется, что все красивое, приятное и нежное, созданное для нашего удовольствия и для нашего служения.

Я думаю, что мы утратили инстинкт самосохранения, что развитие цивилизации притупило в людях эту атавистическую интуицию. Вместо того чтобы посмотреть на небо и осмотреться вокруг, мы смотрим на телефон. Мы верим псевдоученым и псевдоспециалистам больше, чем тому, что видим. Возможно, так как мы не знаем, как трактовать природу. И мы не можем, так как отдаляемся от него. Мы думаем, что фирменное оборудование заменяет мастерство и знания. Мы смотрим на горы с позиции победы, однако они являются элементом. Есть старая пословица о спасателях TOPR: "Уважайте горы, и они будут уважать вас". Ни больше, ни меньше.

Беата Сабала-Зелинска, уроженка Горалки, публицист и радиожурналист. Работает в Ягеллонском университете, где управляет студенческой радиостанцией UJOT FM. Она считается автором и соавтором книг о Закопане и Татрах.

КУРС «Такие разные горы» 1 урок. Введение. Простой способ рисовать горы

Фильм Дети горы Online HD. Триллер,Драма

, , , ,