Помощь в логистике

Вам необходим ноутбук, вы должны верить в то, что вы делаете, и вам необходимы твёрдые данные для анализа. Сидя за столом для работы, вы также можете поменять мир, внести собственный депозит в улучшение жизненных условий людей в подобных странах, как Перу, Пакистан, Чад, Конго и множества иных. Вот чем Амелия Рубис занимается повседневно.

За что вы боретесь в собственной работе?

За важные права любого человека на здравоохранение и образование. Нам в Польше это сложно представить, но, к примеру, в Пакистане для многих жителей ближайший роддом находится в нескольких сотнях километров от места их проживания. Плюс к этому, есть еще и форма местности, часто идет речь о горном регионе, куда машинам скорой помощи тяжело добраться. Задача Acasus, в котором я работаю, — определять проблему в определенной стране, взять во внимание ее специфику и предложить подходящее решение.

На каких принципах вы работаете?

Мы являемся консалтинговой компанией, основанной семь лет тому назад Фентоном Уиланом. Мы работаем с широким кругом НПО и, например, с кабинетами министров развивающихся стран с целью улучшения реформ в области здравоохранения или образования.

Среди прочего, мы уделяем большое внимание увеличению уровня первой иммунизации. Поскольку они проводятся в конкретное время после появления ребенка, нам нужно создать план их предоставления в регионах или провинциях, где мы работаем. В каждом месте имеются собственные проблемы.

Можете ли вы привести конкретный пример?

Вышеупомянутый Пакистан, где большая часть населения живет в горных и деревенских районах. Главная и довольно важная проблема в этом заключается в том, как достучаться до данных людей. Возьмём провинцию Пенджаб, самую многолюдную часть страны, регион, политически осложненный конфликтом в Кашмире и очень труднодоступный из-за пересеченной местности. Пакистанское правительство стремится гарантировать доступ всех жителей к вакцинации. Поэтому она установила сотрудничество, например, с ГАВИ, Фондом Билла и Мелинды Гейтс. По просьбе развивающихся стран GAVI закупает вакцины у фармацевтических компаний, сильно снижая рыночную стоимость, так как они приобретают их в огромных количествах, объединяя заказы всех стран, с которыми они работают, а потом распределяют залежи между участниками программы. Поэтому GAVI закупил достаточное количество вакцин, но проблема заключалась в том, как доставить их населению Пенджаба. Было вложено много денег, но эффекта не было. После с нами начали сотрудничать GAVI и правительство Пакистана.

Вы нашли решение?

Мы сделали очень обычное приложение для телефона, которое мы дали группе водителей мотобайков или тук-туков. Они должны были войти в систему, чтобы GPS отслеживал, куда они идут, и постоянно, когда они доходили до ребенка, которому они сделали прививку, они нажимали на окно и подтверждали вакцинацию.

Помощь в логистике

Это прививки, которые доктора не делают?!

Не. Водители являются специальными медицинскими работниками, которые проходят подходящее обучение. Они получают деньги за собственную работу, а еще ваучеры, которые можно потратить на топливо. Разумеется, у них также есть смартфон, который дает возможность им установить нужное приложение.

Не было ни мошенничества, ни краж, ни ошибок?

У нас были водители, которые прошли курс, внесли деньги за бензин и смартфон, а потом так и не зашли в приложение, что означало потерю оборудования и денег, но были и ситуации, когда водитель заходил в приложение, но мы видели на картах, что в определенный момент он остановился и не поехал дальше. Данные случаи удивили нас более всего, мы не имели возможности понять, что происходит. Только когда мы отправили команду, проводившую оценку, на место, мы поняли собственную ошибку: всем водителям было выдано одинаковое кол-во ваучеров, поэтому у определенных из них в определенный момент завершились деньги на бензин, и они застряли в самых разнообразных местах, так как не могли себе позволить заправиться самостоятельно. Мы уже знали, что должны поменять финансирование. То же самое было и с распределением вакцин — вскоре мы поняли, что в самых разных районах живет различное население, и нам понадобилось исправлять кол-во вакцин, которые перевозили водители, в зависимости от плотности населения района.

Вы говорите о технических проблемах, а меня удивляет, что родители позволяют незнакомцу на байке вакцинировать собственных детей.

Не забывайте, что водители прибывают из региона, они не считаются эмиссарами из далеких мегаполисов. Люди знают один одного, поэтому они знают, кто данный человек на байке, что он прошёл обучение, что он подготовлен к собственной роли. Позвольте мне привести еще один пример из Центральной Африки. В Чаде мы направили в кочевую общину команду, состоящую исключительно из людей, пользующихся доверием общины. За счёт этого вожди племени охотнее с ними общались, и конкретно они управляют жизнью группы. Когда они были на нашей стороне, мы знали, что они расскажут иным племенам, с которыми они встречались, что вакцины были хорошими. В действительности, они хотели бы связаться с другими кочевниками и похвастаться им, что после вакцинации их племени уровень смертности детей снизился. Это было более актуальным открытием для нас.

Это похоже на то, что вы решаете головоломку. Головоломка с несколькими малоизвестными.

Главное — анализировать данные. В минувшем году у нас была групповая встреча в Стамбуле. В качестве процедуры нам дали таблицу для анализа по количеству вакцинаций в одной из африканских стран. Имелись данные, которые ясно показывали, что первые прививки выполняются в огромном количестве, кол-во вторых прививок остается на среднем уровне, а третьих прививок довольно мало. Не смог никто дать ответ, почему это так, так как это не может быть вопросом доступа или страха, что тоже исключало бы первые прививки. Только общими усилиями мы установили, что у матерей нет календарей и они пропускают встречи. Мы пришли к такому выводу благодаря анализу данных, которые получены из списков прививок в многодетных семьях, что чем больше детей в семье, тем чаще проводятся вторые и третьи прививки. Мы угадали, что матери с каждым новым потомством лучше рассчитывают, какое количество времени должно пройти до следующей вакцинации. Зная это, мы могли бы двигаться вперед с предложениями по реформе. Я пока не могу сказать вам, какая это страна, но я должен рассказать вам, как мы сообщили президенту данной страны о нашем открытии, так как я горжусь этим.

Я весь внимание.

Президент был очень занят, мы не имели возможности договориться о встрече, поэтому наш работник забежал за ним в лифт и в течение трех минут совместной езды объяснял ему то, что мы выяснили. Президент сначала был ошеломлен, но потом сразу же дал нам зеленый свет на продолжение. В данной работе нередко приходится быть по-настоящему смелым и креативным, чтобы достучаться до тех, кто принимает решения.

Как вы собираете данные?

Все будет зависеть от проблемы и места. К примеру, Перу и проблемы с системой образования в данной стране. Совсем недавно достаточно было обратиться к правительству с предложением построить и запустить такой завод. Правительство дало деньги, но не поверило в оценку проекта; мы говорим о стране, где коррупция считается достаточно большой проблемой. В конце концов, к нам обратились. Мы должны были выяснить, сколько подобных центров было создано и как они работают. Но как избежать ситуации, когда мы проводим проверку, а на месте оказываются подставные лица или наемные нами интервьюеры лгут?

К примеру,?

Мы набирали амбициозных студентов со всей страны и предлагали им что-то вроде поездки за стипендией. Мы снабдили их телефонами с приложениями, похожими на Instagram. Их задачей было найти красивый курорт, сфотографировать его и его оборудование: доску, учебники, учебные пособия. Им также приходилось общаться со студентами и преподавателями. План был простым, но успешным, поскольку обеспечивал реальное проведение оценки: студенты не должны были быть госслужащими на местах, поэтому не было предложений о коррупции или запугивании.

И когда мы работали в полевых родильных отделениях в Пакистане, нам сначала понадобилось узнать о текущем состоянии услуг медицинского характера в регионе. По данным правительства, такие больницы есть, доступ к ним не особенно сложен. Так чего же женщины не рожают в них? Мы разослали сборщиков данных, которые должны были проверить, в какие часы работают заведения, есть ли в них электрические генераторы, есть ли холодильник и т.д. Анализ данных показал, что родильные дома обычно представляли собой дощатые бараки, открытые с 8 утра до 6 вечера, так что если у женщины начались роды, скажем, в 10 вечера, она все равно обязана была справляться сама.

Помощь в логистике

Государственные служащие или НПО в Пакистане не знали об этом?

Возможно, они так и сделали, сложность в том, что когда вы работаете в установленном месте, вы приобретаете менталитет, который там доминирует. Определенные вещи становятся для вас естественными, как "так было всегда и так будет". Вот почему для нас очень важно, чтобы в нашей команде были только люди, не обремененные подобным мышлением.

Что их работа опасна?

Мы никогда не отправляем никого в зоны активных конфликтных ситуаций, но я помню, как как то в Демократической Республике Конго, во время обучения мед. работников, в Киншасе случились беспорядки. Обучение проходило в классе местной школы, так как мы не ночуем в с пятью звездами гостиницах и не арендуем шикарные конференц-залы. Другой час митинга, и вдруг люди, по которым стреляли, бегут с улицы, ища укрытия. Так порой случается.

Необходимо очень любить собственную работу, чтобы не дезертировать после подобного опыта.

Нам это нравится, так как мы видим результаты. Сразу же. Мы фокусируемся на проектах, которые в минимально возможное время меняют жизнь как можно большего количества людей. Те, которые дадут максимальный результат при минимум затратах и усилиях. Мы не заинтересованы в том, чтобы определять проблемы и указывать на ошибки кабинетам министров или неправительственным организациям. Мы направлены на результат. Обнаружив проблему, наши специалисты сразу же ищут пути ее наиболее полного решения.

На Netflix можно посмотреть документальный фильм о жизни Билла Гейтса. Он рассказывает о собственной организации и открывает собственную мечту — искоренить полиомиелит по всему миру. Работая с ним над подобными проектами, тяжело не испытывать ощущение удовлетворения. Это великолепное ощущение, когда один из наиболее влиятельных людей в мире понимает твои усилия. Помимо того, тяжело не поучаствовать в данном процессе, когда видишь, какое влияние ты оказываешь на мир. Благодаря нам уровень вакцинации в Пенджабе вырос с 49 до практически 90 процентов. за 2 года. Вы в самом деле хотите пожертвовать собой ради этого?.

Чем вы пожертвовали?

Если бы вы сказали мне десять лет тому назад, что, имея квартиру в Варшаве и Находясь в счастливых отношениях, я решу уехать сначала на Кипр, а потом в итальянскую часть Швейцарии, так как в обоих местах мы работаем над проектами, где я необходима более всего, я бы посмеялась над вами. Но собственно это и случилось. Сначала мой парень ездил ко мне на Кипр, а я к нему в Варшаву, сейчас мы уже год живём между Польшей и Швейцарией. И я не жалею об этом. Точно также, если бы вы совсем недавно сказали мне, что я буду искать людей для работы в команде, не говоря им, в какой стране они будут работать и над чем, я бы подумал, что вы насмотрелись фильмов о Джеймсе Бонде. А вот как выглядит моя работа сегодня. Уже не говоря про то, как многому я учусь.

Как вы попали в Acasus?

С раннего детства я любил книги Альфреда Шклярского о приключениях Тома Вильмовского. Я мечтал путешествовать по Кении, Уганде и Гималаям, выручать тех, кто попал в беду, выручать исчезающие растения и животных.

Когда коллега из моей предыдущей компании задал вопрос меня, не хочу ли я заняться поиском консультанта в этом месте, как Acasus, я подумал: "Я должен быть там"!". Я выиграл набор и уже работаю. Я работаю с людьми со всего мира и знаю, что лучших людей можно найти везде, а не только в Сорбонне или Гарварде. Это только доказывает то, что я предполагал с детских времен: собственно за границами тренда этого сезона находятся очень интересные люди, места и возможности. Только в моем детстве это не было популярным мышлением. В 90-е годы., когда я рос в подгальской деревне, все были в восторге от Западной. Все смотрели на Соединенные Штаты.

Тебе было все равно?

С молодого возраста родители отправляли меня и моих сестер на занятия английского, которые проходили в подвальном помещении детского садика. Так я выучил язык, мог исследовать и узнавать больше, чем мои сверстники, и все равно меня тянуло на Восток. Любовь моего отца к комиксам переросла в мою любовь к манге и аниме. Меня привлекали страны, культуры и сюжеты, отличные от тех, что были у моих друзей. После завершения университета я поехал в Индию и только там понял, насколько жизнь среднего индийца разнится от моей жизни. Я рад, что благодаря собственной работе в Acasus я могу работать над тем, чтобы эти различия не были такими резкими.

Твои родители не боялись тебя?

Наши родители учили нас в первую очередь сочувствию и уважению. Они натолкнули мою старшую сестру к занятиям оперным искусством, они поддержали мою младшую сестру, когда она покрасила волосы в зеленый, розовый и голубой цвета, и они сказали мне, что я всегда могу быть тем, кем я хочу быть, что ничто не ограничивает меня. Ни мой пол, ни тот момент, что я выросла в крошечной деревушке Раба Вызна. Они купили мне "Swiat Wiedzy" ("Мир знаний"), из которого я читал последние новости и казусы.

Когда я сказала им, что еду на стажировку в Индию, вместо того, чтобы покачать головой, они посоветовали мне и поддержали материально, хотя им пришлось тяжело принять тот момент, что я покидаю их на год, так как мы с семьей очень близки и часто видимся.

Да, сегодня я знаю, что они боялись больше меня, как их дочь будет справляться в культуре, столь отличной от их культуры. Однако они никогда не давали мне ощутить это. Я знаю, что когда я уехал, они не спали много ночей.

Ваш жених тоже не засыпает всю ночь?

Он понял, что если он осмелится на отношения со мной, то не будет традиционной модели: несколько лет знакомства, после помолвка, свадебная церемония и дети. У нас такие приключения, какие бывают в колледже, а не в зрелом и серьезном возрасте. Когда я вспоминаю, как мои родители в этом же возрасте, как я сейчас, отправляли собственных дочерей на причастие, я думаю, правильные ли решения мы принимали. Но потом я напоминаю себе, что, подобрав такой жизненный образ, я откладываю события, а не отказываюсь от них. Мы с Маком оба придерживаемся подобного подхода, и мы вместе уже на протяжении многих лет.

Как выглядит ваша работа в действительности?

Я набираю людей со всего мира. Наш бренд признали в крупных университетах мира. Самые выдающиеся студенты могут найти тут работу, однако, как я уже сказал, для меня не имеет значения, заканчивает ли кто-то Гарвард или университет в Пакистане. Дело все в открытости, амбициях, готовности к свершениям, готовности к сумасшествию. У меня есть вакансии в Южной Америке, Африке и Азии. Непросто найти необходимых специалистов в странах, которые только развиваются или восстанавливаются после войны. В Афганистане проект висел на волоске, и для того, чтобы его запустить, нам необходим был местный руководитель проекта для работы с правительством на местах. После нескольких недель поисков я связался с недавним выпускником стипендии в Штатах. Благодаря стипендии он смог жить, учиться и получить навык работы в Америке. До отъезда в Штаты у него даже не было компьютера. Он был умным, страстным и, в первую очередь, знал оба мира, включая афганский менталитет. Я знал, что должен завербовать его, так как он был сокровищем. По сей день он управляет проектом фактически в одиночку, работая с гос. служащими, которые очень часто вдвое старше его.

На Кипре я нанял девушку, беженку из Палестины. Она говорит на четырех языках, находчива, трудолюбива, и все же найти работу для нее было сложно. Ношение хиджаба дисквалифицировало ее в глазах многих работодателей. И для нас такое многообразное отлично, я восприняла тот момент, что она закрывает волосы, как преимущество. И я не совершил ошибку. Она приняла предложение о работе, хотя я не имел возможности рассказать ей подробности, только общее видение проекта.

Откуда берутся эти секреты?

Некоторые правительства не хотят раскрывать, что они работают с подобными организациями, как наша, на подобном продвинутом уровне, так как это подорвет доверие. Во многих странах логотип нашей компании не отображается. Идет речь о том, во избежание риска того, что партнерство с нами может скомпрометировать какого-нибудь политика, лидера или правительство. Мы работаем тихо, однако у нас такая положительная репутация, что нам регулярно дают новые задания или, как мы говорим, "миссии". Так как мы не ходим на работу. Мы отправляемся на миссию, чтобы поменять мир.

KPI в логистике

Проблемы, с которыми сталкивается Новенький Логист. Экспедиторы, Диспетчеры, Посредники.

, , ,