Мышление освобождает от стереотипов — профессор богдан войцишке о равенстве в политике. богдан войцишке

Стереотипы в восприятии отличий между женщинами и мужчинами очень популярны. Важно вырваться из них, но не путем обычного отрицания того, что женщины и мужчины разнообразные, — говорит профессор Богдан Войцишке.

Во время последних здешних выборов 5 682 мужчины и 1 278 женщин баллотировались на должность главы горадминистрации, в горсовет или горсовет, т.е. только 18 процентов кандидатов были женщины. Вас изумляют данные цифры?

Это вопрос вкусов и ценностей. Мужчины больше заинтересованы во власти, чем женщины, хотя — что интересно — это не вопрос каких-то настоящих способностей. Существуют исследования, сравнивающие результативность женщин и мужчин в осуществлении власти, и они определенно показывают, что мужчины ни в которой мере не больше эффективны в осуществлении власти, тем более когда применяются объективные показатели, в больших компаниях это может быть объем производства или объем продаж. Тогда как мужчины, безусловно, больше заинтересованы в обретении власти..

ради власти?

Да. Это также больше отвечает способу функционирования в социальных отношениях (нужному как мужчинам, так и женщинам), реализуемому несколько по-разному: мужчины предпочитают бесчисленное множество неглубоких отношений, женщины — меньшее кол-во отношений, но более глубоких, словом, немного как в сексе. И эти мужские вкусы лучше подойдут для политики, так как мир политики сегодня — это, к большому сожалению, мир ситуативных коалиций, определенных отношений, полезных в этот момент.

Однако это шаблон из "большой политики", тот, что из телевизора. Местные правительства, местные власти должны быть ближе к людям, и — как я прочитал в вашей с Марцином Роткевичем книге "Homo not quite sapiens…" — Женщины, в определенном смысле по собственной природе, хорошо передвигаются в знакомом окружении, рядом, где отношения могут быть менее поверхностными, более "предметными".

Вы правы. Это хорошее замечание. Как показывают исследования, на которых мы строим тезисы в книге, кажется, что женщинам предрасположено верховодить в здешних структурах (разумеется, не только там, это не считается и не должно находиться ограничением). Я думаю, что в обществе даже в наше время силен стереотип, по которому власть — это что-то вроде вассалов Пилсудского — мужское дело. И данный стереотип распространяется на все круги власти и считается своего рода автостереотипом — женщины часто убеждены, что власть — это удел мужчин. В патриархальных обществах мы смотрим феномен "мести сильных женщин": женщины, проявляющие мужские качества, напр. например стремление к власти или большой уровень компетентности или лидерских качеств, являются менее "женственными", менее "общинными". Существует исследование Лори Рудман, американского социального психолога, которое показало, что когда женщина проявляет такие "мужские" качества на собеседовании, когда она устраивается на работу, ее воспринимают как менее женственную. Если работа, на которую она претендует, требует умения устанавливать и поддерживать социальные контакты, этакого "единения", то она наказывается за собственную высокую профессионализм и лидерские качества и не получает работу. Поэтому ее наказывают за то, что она недостаточно "женственна" для женщины.

Работает ли это наоборот?

Нет. Когда мужчины ведут себя "по-женски", т.е. выделяют способность к эмпатии, желание построить команду из равных партнеров и т.д., они делают впечатление на рекрутеров. То же самое происходит и в обычной жизни: "Лал! Он может надеть ребенка!"не обращая внимания на то, что он мужчина".

Итак, возможно, самоисполняющееся предсказание — женщины меньше верят в успех в политике, поэтому они не баллотируются? Они подчиняются своего рода самоцензуре? Если, разумеется, отвлечься от механизмов составления избирательных списков и отбора кандидатов..

Думаю, да. Это отличительно для патриархальных обществ. В Швеции, допустим, Вы не найдете ничего подобного. И в Штатах, и в Польше — да.

Вы упомянули, что нет никаких доказательств превосходства мужчин в политических талантах. А каковы научные доказательства? В вашей книге Марцин Роткевич приводит пример ректора Гарварда Саммерса — популярный случай — который вслух сказал, что считает женщин менее одаренными в математике, и был вынужден уйти в отставку.

Это правда. Он сказал это мягко, я думаю, что "мы должны рассмотреть возможность того, что женщины…", что "есть один вариант того, что…", однако это было воспринято как дискриминация. Я думаю, что в этом случае это перебор.

Возможно, его слова были оправданы, так как Гарвард — это рассадник гениев, и, согласно приведенной статистике, среди людей, очень талантливых в STEM-науках, мужчин действительно больше, чем женщин. Но также и в глупых их намного больше. Просто крайности более ярко выражены в мужском представлении.

Об этом говорит статистика. Однако существует два "но": во-первых, различия действительно невелики, а второе, да, усредненный мужчина лучше разбирается в математике, чем средняя женщина, но все таки 40% женщин превосходят среднего мужчину в данной области. Так что, как вы и сказали, собственно крайности "делают" эту статистику.

В корпорациях только пять процентов начальников высшего звена — женщины. Почему? Это также удивительно.

Для женщин инцидент между работой и семьей все еще сильнее, чем для сильного пола. Ситуация меняется, но гораздо медленнее. Создаются цивилизованные условия для совмещения хорошей работы и отдыха с семьей. И не имеет значение, какого пола. Разумеется, существует несправедливая система назначения на руководящие посты: даже в наше время есть стереотип, что власть — "для сильного пола". — мы говорили о "наказании" женщин, которые показывают честолюбие и профессионализм. Но правильно и то, что женщины меньше заботятся о собственной карьере. Несколько лет назад в Америке был найден один процент наиболее математически одаренных 13-летних детей, и по сей день их судьбы отслеживаются. Через 4 десятилетия стало известно, что мужчины чаще делают большую карьеру в бизнесе или науке и зарабатывают меньше практически вдвое, чем женщины, которые в начале жизни были одинаково талантливы. Женщины работали менее профессионально, реже полный рабочий день, но проводили времени больше с семьей и друзьями и были более активны в обществе.

Женщины лучше воспринимают тот момент, что они бывают подчиненными мужчин на работе, чем мужчины тот момент, что у них может быть женщина-начальник. Может быть, в этом и заключается суть неравенства.

Мужчины точно предпочитают, чтобы начальниками были мужчины, а не женщины. Но… женщины также предпочитают, чтобы начальниками были мужчины. Это возвращается к стереотипу про то, что сила — это качество мужественности. Однако есть и другое отличие между женщинами и мужчинами. Как мы уже рассказывали, женщины предпочитают немногочисленые, но глубокие отношения, и они специализируются на них. Мужчины, напротив, предпочитают более поверхностные, но бесчисленные отношения, и подобный тип отношений больше необходим тем, кто находится на вершине иерархии. Таким образом, эти различия в положении обусловливаются не столько различиями в способностях, сколько различиями во вкусах.

И предрасположенность мужчин к агрессии? Может быть, это что-то объясняет, если понимать политику и корпоративное управление анахронично — как своего рода пролонгацию войны, постоянную борьбу?

Существуют отличия между странами: в одних странах корпоративная культура более конкурентная, в остальных — более кооперативная. То же самое в политике: она может быть более агрессивной и враждебной по отношению к оппонентам или намного мягкой, основанной на общем наборе важных принципов и ценностей. В Польше мы знаем, как дела обстоят в политике, однако что касается компаний, то тут все по-разному. Если идет речь о конкуренции, а не о партнерстве, власть становится более "мачо", а это значит непреодолимое желание трахнуть соперника, победить в конкуренции. И женщины, разумеется, не чувствуют себя удобно в такой структуре власти. Там, где корпоративная культура основывается на сотрудничестве, женщины ощущают себя более комфортно.

И идея про то, что женщины менее агрессивны, но более вероломны, поэтому они предпочитают тихую, закулисную игру в организации открытой борьбе?

Абсолютно неправда. Женщины лучше мужчин, у них довольно высокая мораль: они более сочувствующие, отзывчивые, не используют физическое насилие. Знаете ли вы, что в Польше женщины составляют всего три процента от всего числа заключенных? Они выполняют до тридцати раз меньше скверных, наказуемых поступков, чем мужчины. Из десяти убийц лишь одна — женщина. И кое-что еще: вероятность конфликта, войны, увеличивается пропорционально доле молодых мужчин в этом обществе в возрасте 16-30 лет. Поразительно сильная корреляция, не объясняемая прочими факторами, например как неравенство доходов или бедность. Чем больше молодых мужчин, тем больше вероятность войны.

Книжка напоминает вам который основан на исследованиях тезис: для женщин плохо то, что оказывает боль иным. Для сильного пола неправильным считается то, что противоречит норме, правилам. Это все еще правда? Мужчины обладают врожденной способностью к внедрению и подчинению тоталитаризму?

Разница эта не считается статистически важной. Однако это так. Мужчины основуют собственные мнения про то, что морально, а что нет, больше на общих принципах, например как принцип справедливости, тогда как женщины основуют собственные мнения больше на этике вреда, на заботе об индивидуальном человеке. В действительности, для сильного пола плохо то, что нарушает правила, для женщин — то, что оказывает боль определенному человеку. Это маленькая статистическая разница, однако она была замечена. Женщины более предрасположены помогать иным, это можно трактовать по-разному, это может быть приобретено в процессе социализации, это может быть врожденным в какой-то степени, тяжело сказать — факт в том, что значительную часть реальной заботы о нуждающихся оказывают женщины. Они все больше и больше заботятся о детях, пожилых людях, больных. Эта ситуация меняется только в одном случае: когда нужно помочь в публичной ситуации, "для показухи". Было проведено много экспериментов по оказанию помощи в общественных ситуациях, в ситуациях, когда помощь нужна, тривиальные сцены: лежит человек, вы не знаете, пьян он или болен, и т.д. И в подобных ситуациях намного чаще вмешиваются мужчины, чем женщины, однако, как показала исследовательница Элис Игли, мужчины помогали чаще, чем женщины, только если рядом были свидетели. Без свидетелей гендерный разрыв был равён нулю.

Мужчин воспитывают для того, чтобы они играли роли? В какой степени эти гендерные различия обусловливаются культурой, воспитанием?

Это зависит от области или типа проблемы. Что касается агрессии, то это настолько сильное и межкультурное отличие между мужчинами и женщинами, что я думаю, что оно биологически вызвано. Тем более что нет никаких признаков того, что все родители социализируют мальчиков и девочек настолько по-разному, что, к примеру, мальчиков хвалят и вознаграждают за враждебность, а девочек — за просоциальность.

Какое смягчение! Мы, мужчины, плохие, так как такими нас сделала природа, а то, что женщины хорошие, тоже не их вина — они просто такими появились на свет..

Нет, это совершенно не так хорошо. Разумеется, в нас есть и чистая биология, к примеру. моторные различия, физические различия. Женщины и мужчины спортсмены соперничают отдельно, иначе мужчины всегда бы побеждали. Проще говоря, моторика, враждебность и секс — различия в этих регионах кажутся мне врожденными. Но иные различия, Кроме того, что они слабее, зависят от воспитания и правил. Часто вредные стереотипы, особенно опасные для женщин.

Проще говоря, мы все "не очень сапиенсы", в нас есть стереотипы где нибудь ниже рационального и мыслительного слоя..

Да, стереотипы и их влияние на наши мнения и действия исчезают, когда мы думаем. А дело все в том, что мы нечасто думаем. Однако если подумать, становится понятно, что многие отличия между мужчинами и женщинами — это не вопрос способностей, а вопрос вкуса. Женщины также умны, как и мужчины, и также способны к лидерству. Только они используют их для чего-то другого.

Богдан Войцишке: профессор, один из очень знаменитых польских психологов, учитель университета. Он занимается, например, данными вопросами, как.в частности. психология любви и морали. Он опубликовал десять книг. В 2016 году он получил "Польского Нобеля" — престижную награду Фонда польской науки. Короткое интервью с профессором, взятое журналистом "Политики" Марцином Роткевичем под названием "Homo not quite sapiens…", было размещено в 2018 году издательством "Smak Slowa".

Психология поведения: «сломать» стереотип

Стереотипы мышления. Матричная чипировка.

, , ,