Майя влощовска: сто процентов

Она считается одной из лучших маунтинбайкеров в мире и наиболее распространенной спортсменкой в Польше. В минувшем году она опубликовала книгу про то, как заниматься спортом. Но также и об обычной жизни гонщика. О страсти, внезапных восторгах, соперничестве и моментах, когда вся романтика пропадает.

Можете ли вы представить, какой была бы ваша жизнь без горного велосипеда?

Я специализировался на финансовой и страховой математике, так что, вероятнее всего, я попал бы в какую-то крупную банковскую организацию. Я бы сейчас бегала в корсаже и туфлях с высоким каблуком.

Когда вы завоевали серебро на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, пять миллионов поляков болели за вас. Хороший человеческий капитал. Может, вам нужно стать политиком?

Нет, спасибо. Однако в политике всегда приходится идти на сделки, компромиссы. Я не говорю это с пренебрежением, даже на примере спортивных ассоциаций я вижу, какое это искусство — невозможно угодить всем, средства лимитированны, кто-то всегда ущемлен. Я больше вижу себя в бизнесе, где существуют более обыкновенные, просвечивающиеся правила.

Спорт свободный от компромиссов? Она соединяет, преодолевает разграничение: дело все в участии и приверженности.

Это более романтичное видение. Это работает, когда вы занимаетесь спортом для себя. Не так, когда речь идет о хороших деньгах. Спорт, не обращая внимания на видимость, близок к бизнесу. Как минимум, в профессиональном плане. У нас, спортсменов, есть спонсоры, для которых наше выступление считается измеримой выгодой от рекламы. Успех имеет осязаемую ценность. Помимо того, спорт также жёсток и безжалостен, как и бизнес. Берите недавние Зимние игры в Пхеньяне и наших спортсменов. Я думаю, что ожидания от них были смехотворно высоки, а та ругань, которой они подвергались, Находясь на Олимпиаде и продолжая бороться, была ужасной. Эти все комментарии, что они поехали в путешествие на государственные деньги… Там, где все ждут результата, никто не думает о высоких лозунгах, вся романтика пропадает.

От вас тоже ждут результатов, и ожидания только становятся больше. Как вы с этим справляетесь?

Перед последними Олимпийскими играми в Рио-де-Жанейро я прилагала все усилия, чтобы не дать давлению захлестнуть меня. Чтобы вместо того, чтобы думать, что полмиллиона злотых ушло на мою подготовку, я не забывал, для чего вообще пришёл в спорт.

Почему?

Я был движим чистой радостью и страстью. В этом и заключается суть горного велосипеда. Ну, к примеру, не так давно я был на тренировочном сборе в Испании, недалеко от Аликанте. Птицы поют. Я иду по важному пути, на краю пропасти, однако в безопасности для моих способностей. Горы с правой стороны, горы слева, море впереди. Сказка. У меня была не только хорошая тренировка и удовлетворение от того, что я хорошо поработал, но и технически интересный маршрут, который был передо мной. Когда вы видите сложный спуск, полный камней, плит, запутанных корней, и сначала думаете, что по нему нельзя ехать, а потом находите, что можно. Это такой взрыв эндорфинов! Мне нравится это ощущение.

Вы действительно можете забыть о стрессе, о рейтинговых очках?

В начале собственной карьеры я не думал о каком-нибудь определенном результате, я просто хотел кататься. Я еду на Олимпийские игры? Супер! После, когда появились ожидания, спонсоры, я начал смотреть на спорт как на работу, и даже в определенный момент как на тюрьму, в которой я оказался. Это было похоже на то, что я оказался в беспроигрышной ситуации.

Как вы вышли из положения?

Я помню собственную маму, когда я опять и опять говорил ей, что мне стоит идти на тренировку, необходимо ехать на состязания, она в конце концов сказала мне: "Но почему ты говоришь, что я должна? Тебе не надо ничего делать". Я часто повторяю в уме ее слова. Я также помню, как я начал работату с моим тренером Мареком Галински и как Марек во тренировочное время мог кричать мне: "Посмотрите, какой вид! Смотрите!". Он был так дотошен, ежеминутно, каждый ватт — так как мы отслеживаем тренировки при помощи измерителей мощности — он записывал тренировки, и он был неимоверно довольны, он мог нам добавить эти 30 минут усилий только ради приятного вида, хорошего маршрута. Он был счастлив, что олень бежал, что это было красиво. Я никогда этого не забуду. Также, для последних Игр нам получилось создать команду настоящих энтузиастов.

Какая победа на вкус?

Иногда важнее одолеть свои ограничения. Я только что провел собственные первые состязания на Кубок мира. В начале сезона мне казалось, что я абсолютно не в форме, что я буду бороться за собственную жизнь и едва кредиту 20-е место. Мне было достаточно тяжело одолеть боль, так как я ехал в собственной зоне комфорта, был удивлен и счастлив оказаться в первой десятке. Пока, в конце концов, я не подумал: "Ты в Южной Африке, ты приехал на второй конец света. Выкладывайтесь по полной". Последние километры были великолепной борьбой, качество гонки, эмоции и то, как я смог одолеть боль!

Когда начинает болеть?

Если вы боретесь на 100%, то это регулярно больно. Вы едете со знанием того, что страдания закончатся на финише, но и удовлетворение от преодоления этой боли неимоверно велико.

В вашей карьере были моменты, которые выглядели действительно опасными. К примеру, когда шесть лет тому назад перед Олимпийскими играми в столице Англии вы получили серьезную травму ноги. Ходили слухи, что вы не сможете ходить.

Да, это было тяжело, но психологически намного очень непростым моментом для меня была нежданная смерть Марека Галински. Марек стал моим тренером в 2011 году, накануне до Лондона. И после моей травмы он никогда не сомневался, что моя карьера продолжится. После его смерти в 2013 году для меня начался период, когда мне было достаточно тяжело мотивировать себя на тренировки. Но в связке с моим бывшим тренером Михалом Кравчиком мы решили, что нельзя опускать руки. Это не то, чего хотел бы Марек. Он всегда говорил нам об этом в трудные минуты: "Просто делай собственную работу". Поэтому мы сделали браслеты с подобным лозунгом. Мы готовились к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро в соответствии с его тренировочными идеями и жизненной идеологией. Моя последняя олимпийская медаль также была получена благодаря ему.

Медаль тем более ценна, что она была завоевана после подобного перерыва — восемь лет с последнего олимпийского пьедестала. Вы стильно вернулись на Игры. Даже не обращая внимания на то, что вам понадобилось много бороться за себя тут, в стране.

Я получил данные, что у меня не будет финансирования от Польского союза велосипедистов. Я слышала, что она не обещает. что Влощовска кончилась. По сей день я не знаю, благодаря этому ли я потерял финансирование, однако у меня всю жизнь была поддержка, и вдруг я потерял ее, как раз когда восстанавливался после травмы.

Вы приняли это, и..

И я применил собственные деньги, чтобы поехать в тренировочный лагерь в Сьерра-Неваде и заплатить услуги физиотерапевта. Я учился в. И сразу же после того, как я стал вторым на чемпионате мира, мне позвонили и задали вопрос, не стоит ли мне что-нибудь, и финансирование вернулось.

Вы ни о чем не жалели?

Мне было все равно. Я хотел тренироваться. И давайте согласимся — было важно, чтобы я мог себе позволить приобрести билет на сборы, заплатить физиотерапевта. Я знаю, что талантливые спортсмены во многих видах спорта не находятся в этом привилегированном положении.

Еще в колледже я смог содержать себя. Если я хотела мороженого и не имела возможности себе позволить магнум, я приобретала себе большую милку, но я никогда не была в подобной ситуации, чтобы я осталась без денег и обязана была работать Плюс ко всему к учебе и интенсивным тренировкам. С этой точки зрения легче сказать, что у вас нет сожалений.

"Мне не нравилось, что он подобрал этот путь. Мои боязни подтвердились — когда я присмотрелся к жизни спортсмена позднее, я увидел, какие это были затраты. С моей точки зрения, баланс прибылей и расходов говорит против. Но Майку было не остановить". Это слова вашей матери, которые я прочитал в вашей книге. Это парадокс, так как в то же время вы говорите о собственной матери, что она воспитала вас мастером.

У нее восхитительная проницательность. Перед чемпионатом мира по футболу, который я выиграл, она отправила мне сообщение: "Можете быть спокойны". Перед Пекином она прогнозировала серебро. И перед аварией у нее было плохое предчувствие. Она часто ездит со мной на состязания, приободряет меня. Она не из тех матерей, которые жалуются. Она может утешить меня, однако чаще всего я не получаю от нее никаких известий: "Возьми себя в руки. Вместо того чтобы придаваться размышлениям, подумайте, как решить проблему". Ей не необходимо было это говорить, ее отношение научило меня этому. Я многим ей обязана. ей и всей семье. Сейчас у меня есть мой мужчина, который водит меня, мне помогает, однако в течение многих лет это был мой брат Михал. Мой папа меньше принимал участие в моей жизни, так как они с мамой разошлись, когда я был ребенком, но я мог рассчитывать на него. Партнер моей мамы Кшисек Залевски, который сейчас считается моим тренером, также внес большой депозит в мою жизнь. Можно абсолютно честно сказать, что мы — хорошо работающая команда.

Мне посчастливилось, так как дома я никогда не чувствовал никакого давления. Это абсолютно не та модель, которую часто можно заметить сейчас. Родители записывают собственного ребенка в клуб и больше заботятся о нем, они более увлечены. Они давят, они безмерно амбициозны. У него есть даже название — Комитет сумасшедших родителей. Со мной такого не случалось.

Каким вы были в раннем возрасте? Я бы сразу узнал вас на фото?

Не обязательно. Сначала я была пампушкой, потом худенькой, потом в начальной школе на какое то время опять стала немного худее. Разумеется, я всегда проводил много времени во дворе. Мой брат на три года старше, я гонялся с ним и его друзьями. Может быть, я не вступал с ними в серьезные драки, однако у меня была собственная школа во дворе. Я также помню, что часто падал. На велосипеде, в веслах на пирсе в отпускной период.

Ты бы заплакал?

Я бы встал и пошёл дальше. Может быть, это очень просто — то, что я выучился не сдаваться, когда был ребенком, когда обдирал коленки, однако в этом что-то есть. Помимо того, мне нравилось учиться.

Ты был ботаником?

Пожалуй, я могу так сказать. Все немного поменялось, когда я начал заниматься велоспортом. Был один сложный момент, когда я решил, что меня больше ничего не интересует. Я не пойду в обычный колледж, я поеду на велосипеде.

Это была твоя версия подросткового бунтарства?

Что-нибудь в этом роде. Мама потеряла контроль нужно мной. Не то чтобы у нее всегда это было, но ей, как минимум, казалось, что это так, а потом она это потеряла. Но чтобы я прогуливал или увлекался наркотиками — нет. Возможно, собственно спорт спас меня от этого? Я отыскал способ избавиться от энергии, которая скапливается в этом молодом человеке.

Какое количество времени в среднем вы тратите на поездки?

Если бы я все это сложил, я бы пробыл дома около 2-ух месяцев. Сейчас, к примеру, я отсутствовал 11 недель. Я приехал в Варшаву прямо с тренировки, и в моем чемодане только велосипедная одежда и спортивные штаны. Эти джинсы и свитер, которые я надел, — моя единственная гражданская одежда, а я пробуду тут три дня, хочется одеться нормально". Я попросила Пшемека привезти мне что-то из Еленя-Горы, но я забыла, что у меня есть в гардеропе. Я даже не имел возможности объяснить ему, что он может взять.

Люди восхищаются вами, но одновременно большинство из них не понимают вашей преданности делу.

Один мой знакомый спортивный корреспондент как-то сказал, что я веду монашеский жизненный образ. Я не обиделся. Он был прав. Мой обычный день выглядит так: я встаю, делаю разминку, завтракаю, отвечаю на Email, иду на тренировку, возвращаюсь, ужинаю, ложусь спать, просыпаюсь, вторая тренировка, ужин, отвечаю на Email, читаю книгу, сплю.

В теории я мог бы найти время в этом графике, мог бы куда-то поехать, но я так устал после физических усилий, что у меня нет сил. Или я боюсь, что подхвачу что-нибудь. У меня настолько слабая иммунная система, что достаточно выйти на улицу, где много людей, и я заболеваю. Мне приходится напрягаться, чтобы оставаться в форме.

Ваш партнер — пилот-гонщик. Он знает, что такое гонка, адреналин. Это то, что делает ваши отношения возможными?

Пшемек. ред.В первую очередь, он разумный человек, который понимает потребности других, поэтому мы вместе. Он приостановил собственную карьеру пилота ралли, он участвует в ралли иногда, но когда он начал встречаться со мной, он заразился велоспортом. Для любителя он тренируется со всей серьёзностью. Это также помогает ему лучше понимать меня.

Велоспорт — это ваша жизнь?

Я не боюсь этого заявления, я могу его подписать. Это не означает, что моя жизнь окончится, если я завершу спортивную карьеру.

В каком возрасте горные велосипедисты уходят на пенсию?

Норвежка Гунн-Рита Дале, которая даже в наше время входит в мировой топ-рейтинг, старше меня ровно на десять лет. Сабина Шпиц из Германии — 11 или 12 лет.

Вы пойдёте по их стопам?

Майя влощовска: сто процентов

Нет. Мой крайний срок — Игры в Токио. Честно говоря, я подумывал об окончании карьеры после чего последнего сезона.

Так как?

Я в этом возрасте..! Я еще молода, я еще сильна, поэтому я хочу попробовать многое. Кайтсерфинг, скалолазание..

Вы снова говорите о спорте. И я хотел бы знать, чем вы занимаетесь вне его.

Не так давно я принимал участие в сериале TVN "Агент". Так вышло, что съемки шоу пришлись на время перерыва в середине сезона. Я только что написал и опубликовал книгу, и я организую забег в Еленя-Горе. Я упрежу ваш вопрос, который задается фактически в любом интервью. У меня в голове также звучит слово "семья". Это не означает, что я чувствую большую необходимость, сильный инстинкт матери.

В нашей стране это отважное заявление.

Я просто реалист. Даже в наше время, на протяжении долгого времени, все бегали вокруг меня, облегчая мою жизнь. Я тот, кто должен быть сонным, сытым. И про это заботятся пару человек. Это не означает, что я не хочу иметь детей и что у меня их не будет.

Медали медалями, но ты не имел возможности принимать участие в Тур де Франс.

Это дорожный велоспорт, выделяющийся от горного велосипеда.

И ты женщина.

Да, это гонка только для сильного пола. Женщины-шоссейные велосипедистки борются за собственные права, есть уже зачатки больших гонок для женщин, но диспропорция все еще необъятна.

В отличии от нашего спорта, где у нас полное равноправие. Мы проводим один и тот же мировой чемпионат по футболу — в один и тот же день. Есть трансляции, те же призы. Мы подаем пример. Я представитель гонщиков в комитете MTB Международного союза велосипедистов, и постоянно, когда я вижу, что равенства нет, я борюсь, хотя в горном велосипеде мало поводов для борьбы. Только контрактные ставки выше, однако это дело рынка. На мужских гонках больше зрителей, поэтому спонсоры более щедрые.

Почему вы не можете принимать участие в гонках против мужчин?

Мужчины проходят еще один круг за то же время, что и мы. Это реальное физическое ограничение, которое мы не можем одолеть. Нет никакой шансов, что у нас будут такие же показатели. Я могу конкурировать максимум с 18-летним юниором, хотя и не финиширую на подиуме. Джентльмены быстрее и сильнее.

Что это в конце концов — соревновательный спорт развивает характер либо наоборот: чтобы стать профессионалом, необходимо иметь сильный характер?

Я думаю, что это последнее. Но сильный характер нужен в первую очередь для того, чтобы упорствовать. Легче добиться одного прекрасного результата, чем оставаться на самом высоком уровне в течение многих лет. Это моя гордость. что на протяжении определенного времени я регулярно входил в число лучших в мире. В топ-5, в худшие годы в топ-10.

У вас впереди новый сезон, но я держу пальцы скрещенными за то, чтобы у вас было не только хорошее начало. Что вы хотите для себя?

Чтобы никогда не стареть.

А из реалистичных желаний?

Стареть красиво. И не ощущать, что я что-то упустил.

, , , , ,