Каллиграфия — тренировка внимательности, самообладания и смирения

В каждом из нас есть необходимость в красоте. Каллиграфия или почерк — это не только вид искусства. Это также хорошая тренировка внимания, терпения, самообладания и смирения. — Вы обогащаете не только себя, но и других — говорит Гжегож Барасинский, преподаватель каллиграфии.

Вы всегда хорошо писали? Или, может быть, как очень много людей сегодня, как курица с когтями? Я спрашиваю, так как каллиграфия ассоциируется с красивым, элегантным письмом.

Я думаю, что все мы сначала хотим писать красиво. Когда дети пишут собственные первые буквы, они так пытаются, что высовывают языки, только бы вышло правильно. Они вкладывают душу в собственное первое письмо бабушке или открытку маме. Поэтому, если у нас, взрослых, появились трудности с почерком или у нас некрасивый почерк, то это из-за отсутствия обучения, а не из-за отсутствия таланта. Помимо того, тренировка почерка — это вместе с тем тренировка памяти и знаний, так как, когда мы пишем, мы запоминаем слова.

Вы говорите это человеку, чья специальность, в определенном смысле, состоит в наборе текста на компьютерной клавиатуре..

Но я очень поддерживаю применение компьютера в школе и считаю, что все ученики должны научиться писать на компьютере невизуально. Это крайне полезный навык, как пришить пуговицу или выпечь хлеб, но добавьте к этому каллиграфию. Когда мы печатаем на клавиатуре, наш мозг работает плохо, как если бы мы писали от руки. К примеру, мы не практикуем правописание; компьютер исправляет слова, поэтому нам не надо запоминать правила. И как выучить зарубежный язык? Неоднократно исследователи доказывали, что память лучше работает с бумажным листом, чем с экраном компьютера. Письмо — представляет собой инструмент, нужный нам для работы, однако это также искусство и выражение взглядов, культуры, savoir-vivre. Проблемы с почерком связаны не только с недостатком обучения, но и с отсутствием продуманной модели, по которой мы должны учиться писать.

Это?

Если мы с самого начала будем применять один шрифт и постепенно учить ему, у нас выработается красивый почерк. Шрифт, который мы должны изучать в школе и практиковать с самых первых уроков, — это медный шрифт, другими словами курсив, наклонный, с завитками. Наше первое школьное письмо берет собственное начало с листа меди, на протяжении определенного времени оно выпрямилось, потеряло храбрость и извилистость и, что хуже всего, утратило логику сочетаний, когда одна буква вытекает из другой. Правильное письмо — это письмо непрерывное, объединяющее буквы вместе. Если мы не тренируем его, то пишем каждую букву отдельно, и вот тогда они плавно ухудшаются, деградируют, искажаются. Поэтому мы должны стремиться писать, не отрывая руку от экрана. Создав грунтовку, мы потеряли обычные свойства листа меди, а еще его эстетику. А каллиграфия — это стремление к художественному стандарту.

Когда он появился в вашей жизни?

В школе я хотела заниматься каллиграфией, даже пыталась писать гусиным пером, однако у меня не получалось хорошо разрезать. И я не отыскал людей, которые могли бы направить меня или помочь мне выработать лучший почерк. Но необходимость осталась, она вернулась ко мне, когда я уже получал образование в университете. Я начал читать книги из-за границы, скачивал больше названий, в то же время я заметил, что эта область в действительности профессионально не развита. И поскольку я изучал религиоведение, я решил окончить обучение, но буду заниматься художественной стороной полученных знаний. Сейчас наиболее распространенной каллиграфией считается текстура — христианский священный шрифт для написания священных текстов, в народе известен как готика, достаточно популярный сейчас, поскольку мы можем встретить его в заголовках газет и даже в меню ресторанов.

Что вас удивило в изучении каллиграфии?

Во-первых, непредвиденное понимание того, что существует не одна форма букв. В начальной школе мы изучаем элементарные шрифты, поэтому мы не знаем, как образуется, к примеру, греческая буква, хотя иногда видим ее в церкви на витраже, в музее на картине или на надгробии. Но мы не можем ни написать его, ни прочесть, мы не узнаем знаков. Поэтому на семинарах я учу узнавать эти знаки и писать различными шрифтами, также теми, которыми раньше писали рукописи. А потом мы узнаем различные интересные факты, секреты каллиграфии.

К примеру,?

Предположим, что есть такая вещь, как альтернативные письма. Таже самая буква выглядит иначе в конце слова, чем в середине, как, к примеру, буква "d". Буква "r" может быть написана как полная или как полукруглая буква, последняя считается французской "r". Такие определения уже существовали в готическом письме, к примеру, когда буква "м" в конце слова не хотела вмещаться на строке, ее переворачивали набок и она выглядела как "3", но читалась все равно как "м". Уже не говоря о наших "е", "с", "л". К примеру, "l" раньше читалось — на латыни — как "лиса". На собственных семинарах по каллиграфии я обучаю не только написанию букв, однако и их истории, что очень увлекательно.

Вы упомянули о семинаре по каллиграфии для туристов. Действительно ли люди готовы тратить собственные каникулы на обучение готическому письму или медным буквам?

И от рассвета до заката они сидят над листами бумаги в темных монастырских помещениях. Я не шучу! И они приводят с собой собственные семьи! Мы организовываем семинары по каллиграфии и занятия с копирайтингом в стенках старого монастыря, так как в прошлом, когда письменность была не так популярна, каллиграфией занимались собственно там. В монастырях всегда было индивидуальное помещение для хранения книг и их изготовления, оно называлось скрипториум. Мы тоже организовываем собственный скрипторий, и закрытая атмосфера помогает этому. У нас существует два постоянных рабочего места — монастырь в Вигри и монастырь в Хебдуве. Для семей есть каноэ, вода, площадка для детей, велосипеды, прогулки, а для участников мастер-классов — каллиграфия до поздней ночи.

Каллиграфия вызывает привыкание?

Интересно, что вы об этом спрашиваете, так как девизом нашего семинара в минувшем году был слоган: "Никто не входит в скрипторий без всяких последствий". Кто-то подумает, что это так обычно — видеть буквы, учиться писать, но мир знаков богат, вдохновляет и настолько большой, что можно в нем утонуть. Поэтому я предупреждаю, что вы можете инфицироваться, и каллиграфия быстро станет жизненым образом. Когда мы пишем, мы делаемся другими членами общества. Когда мы занимаемся каллиграфией, мы одновременно тренируем внимание, концентрацию, приобретаем упорство, самообладание, смирение и неприметно меняем собственную жизнь, собственный характер. Мы обогащаем не только себя, но и других, так как показываем им красоту.

Я думаю, это форма медитации.

И на этот раз вы попали в лозунг семинара этого года: "Centies orat qui scribit — тот, кто пишет, молится сто раз". Да, писательство — это форма созерцания. Так как когда нам необходимо выбрать слово для гравировки, мы подбираем слова, которые важны для нас, к примеру, фрагмент молитвы, стихотворение, имя дорогого человека. Мы созерцаем слово, анализируем его не только технически, но и думаем о его значении. И так в каждой культуре. В японской каллиграфии мы говорим о манере письма, сёдо. А в еврейском алфавите письмо сопровождается мистической аурой. В конце концов, о еврейских буквах мы говорим, что они — дар Божий, так как Бог создал мир при их помощи, поэтому любая из них священна и что-то означает. В еврейских повествованиях говорится, что эти письма пылали черным пламенем на плече Господа, поэтому они бывают написаны только черным цветом. Поэтому книги нельзя выкидывать, потому что в них содержатся священные знаки и священные слова, а для книг Торы построены гробницы. В еврейском алфавите каждая буква не только что-то означает, но и имеет собственное название. "А" — это алеф, то же самое в греческом языке — "а" — это альфа. В латинском алфавите не применяются имена, и мы не можем расшифровать значение наших знаков, которые сильно трансформировали первоначальный вариант, пиктограмму.

Мне нравится то, что вы пишете в собственной книге "Каллиграфия": для каллиграфии не надо популярное перо, это разрешено делать карандашиком или палочкой в песке.

Мне бы хотелось, чтобы каллиграфия стала инструментом для общения, для построения отношений, поэтому я призываю вас применять те инструменты, которые вас окружают. Давайте заинтересуемся почерком, начинаем с — я скажу это по-английски, чтобы звучало благороднее — каракулей и каракулей, после переходим к письму, от ручки к перу. В давние времена в школе было три стадии письма: карандаш на грифельной доске, после карандаш, и, в конце концов, перо и чернила. Ни один этап не был поспешным, только когда ребенок выучился держать инструмент в руке, он переходил ко второму этапу.

Вы называете себя "каллиграфом"? Или "писец"..? Существует много имен..

Писарь, переписчик, миниатюрист, писец. Каллиграф соединяет эти все профессии, как мы их знаем, так как это гуманистическая специальность, которая работает со словом. Конкретно от переписчика и писателя случились профессии журналиста, нотариуса, наборщика, редактора, дизайнера, маскировочного карандаша… Каллиграф должен разработать план текста, проверить его, исправить ошибки, независимо от того, стихотворение это или адресные приглашения на свадьбу.

Вы также занимаетесь дизайном свадебных приглашений?

Разумеется, да. Это мой указ. Точно также, как и конверты, оформленные при помощи типографской печати, элегантные дипломы. Я также иногда пишу документ на памятник или здание, открываю потерянные документы.

ТЕСТ на ПАМЯТЬ — насколько развита твоя память? ПРОЙДИ за 10 СЕКУНД | БУДЬ В КУРСЕ TV

12 упражнений, которые помогли мне развить память и внимание

, , , ,