Демографический кризис в польше — каковы его причины и его влияние на рождаемость??

Кол-во поляков уменьшается. Последние информацию о демографической ситуации в Польше говорят, что в 2019 году нас стало меньше на 28 тысяч людей. чем годом раньше. Почему? Только ли благодаря тому, что рождается меньше детей? А почему рождается меньше детей? Так как мы не хотим, мы не можем? Ирена Котовска, профессор демографии Варшавской школы экономики, объясняет причины демографического кризиса и видит пути решения демографической ситуации в Польше.

Профессор, что случилось? Все бьют тревогу. Поляков становится очень и очень мало. У нас демографический кризис. Почему?

То, что мы, демографы, называем процессом воспроизводства поколений, поменялось. Она определяется, в первую очередь, уровнем рождаемости, или называющимся. рождаемость, и уровень смертности, или смертность. Однако это не такой несложный расчет, так как мы говорим не только про то, как часто умирают люди и как часто женщины рожают детей, но и о том, сколько есть потенциальных матерей и сколько есть людей в возрасте, у которых риск смерти выше.

Больше людей в возрасте — больше смертей, но выше ожидаемая жизненную продолжительность. Люди в возрасте не имеют детей. Увеличение длительности жизни означает старение населения.

Да. Но старение населения также зависит от того, сколько детей рождается. Если число рождений растет, доля пожилого населения в единой численности населения увеличивается очень медленно. В Польше мы не можем рассчитывать на это. На протяжении более трех десятилетий усредненное число детей, рожденных женщинами в возрасте 15-49 лет, т.е. показатель рождаемости не только снизился, но и с 1998 года составляет меньше 1,5. Таким образом, мы дело имеем с устойчиво невысоким уровнем рождаемости, что означает, что потенциальных матерей окажется меньшей. И вот что происходит — число женщин в возрасте 15-49 лет уменьшается.

Другими словами это механизмы — безжалостные и не поддающиеся никаким быстрым попыткам влияния. Попытки манипулировать демографическими явлениями?это как управление танкером: при любом движении назад судно остановится через несколько миль. Между тем, политики любят оговаривать женщин в отрицательной рождаемости, так как они будто бы не стремятся иметь детей, а если и хотят — то в намного позднем возрасте (что означает, что у них окажется меньшей детей).

Подчеркнем еще раз: если даже роды станут более частыми, этого все равно будет мало, чтобы радикально поменять тенденцию. Мы можем попытаться сделать меньше прогнозируемое снижение рождаемости. Как склонить женщин к рождению детей? Давайте побеседуем не только о женщинах… Исследования показывают, что и поляки, и прочие жители стран Европы стремятся иметь больше детей, чем есть у них. Мы спрашиваем, с чем это связано.

Из-за условий?

В первую очередь, тот момент, что некоторые люди, которые хотели бы иметь больше детей, не решаются на это, так как есть у них препятствия, которые связаны с работой. Очень часто появляются и препятствия для здоровья. Но самое основное, что современные семьи функционируют в других условиях, чем те, которые были полтора десятилетия назад. Во-первых, у них разнообразные стремления к своему развитию — это можно отнести как к мужчинам, так и к женщинам, — а еще к будущему собственных детей. Второе, поменялся рынок труда — он стал непростым с точки зрения предсказуемости и стабильности работы и дохода. Третье, ожидания касательно уровня жизни (говоря иначе. потребительские устремления) также растут. В Польше это хорошо видно в исследовании "Социальная диагностика 2013". — На вопрос про то, что считается препятствием для принятия решения о рождении первого или следующего ребенка, респонденты ответили: затраты на воспитание. Но про это говорили как люди из групп с более невысоким уровнем дохода, так и более обеспеченные.

Что ж, политикам изумляться не приходится — в этом контексте 500 плюс кажется прекрасным решением.

Не очень. Это вопрос размышлений об уровне жизни и желания быть лучше, а не просто "даже лучше". Более того, когда мы говорим о затратах на рождение детей, имеется в виду не только прямые затраты, другими словами финансовые затраты, которые связаны с их воспитанием, но и косвенные затраты: от чего вам нужно будет отказаться, имея детей. Вопрос совмещения работы с уходом за ребенком становится сегодня все очень важным. Даже в наше время эти косвенные затраты несли как правило женщины.

И сейчас они не хотят быть "в первую очередь" матерями.

Повысился уровень образования женщин, возросли их жизненные устремления. На рынке трудоустройства больше женщин, и данный рынок становится все очень непростым не только из-за форм занятости, но и из-за довольно больших требованиий к компетентности и мобильности. Уход с рынка труда как правило оказывает и обычно оказывает неблагоприятное воздействие на дальнейшую карьеру. И все больше и больше женщин говорят: "Почему я должна бросить работу, чтобы беспокоиться о собственных детях? Я не хочу, чтобы в семье только у меня была такая обязанность". И тут мы начинаем говорить о гендере? или "гендер", который пинает, кусает и волнует некоторых людей.

Классическая модель семьи, в которой мужчина работает, а женщина сидит дома (также много работая), уже стала старой?

Его больше нет. И не только из-за роста участия женщин в рабочей силе, также матерей. Однако если до середины 1980-х годов… это стало причиной уменьшению рождаемости, то связь между участием женщин в рабочей силе и рождаемостью стала положительной — в странах, где работает больше женщин, рождается больше детей!

И на ум приходит хрестоматийный пример Франции, где женщины знают, что рождение детей не означает потерю возможности работать — ради денег или ради карьеры, а в совершенстве — ради того и остального. Они знают, что могут вернуться к ней или работать неполный рабочий день с детьми школьниками.

Вот в чем дело. У нас есть сравнительные эмпирические исследования, которые говорят, что в странах Европы больше детей рождается там, где оба родителя работают. Появляется вопрос, как связать это с разделением ролей в семье. Сначала, когда мы пытались объяснить, что случилось в странах Европы, почему рождаемость так заметно упала, мы говорили, что случились изменения в демографической модели семьи: люди просто хотели меньше детей, семьи распадались легче, и в обществе все больше утверждалось мнение не заводить семью или, если есть отношения, не заводить детей. Но с конца 1980-х гг. становится все более очевидным, что мы должны учитывать и изменение экономичной модели семьи: меняется отношение к работе женщин, их роли в семье и на рынке трудоустройства. Растущее участие женщин на рынке трудоустройства стало причиной повышению значимости модели семьи с 2-мя родителями, т.е. с работающей матерью и работающим отцом. И нужно правильно понимать, что ответственность за обеспечение семьи теперь не может быть возложена только на мужчин. Это, во-первых, незаслуженно с точки зрения существующей неопределенности и нестабильности доходной занятости сегодня на рынке труда, а второе, такая модель была бы неэффективна сегодня — потеря работы единственным кормильцем дестабилизирует семью финансово. Материальную ответственность за семью должны нести оба партнера.

Япония считается примером того, как отсутствие изменений в делении семейных ролей между мужчинами и женщинами может помогать отказу от отношений и родительства. Изменения на рынке трудоустройства, ведущие к уменьшению стабильности мест для работы и росту незащищенности доходов, сосуществуют с классической серьезностью мужчин за экономическое благосостояние семьи. Исследования показывают, что это играет отдельную роль в отказе мужчин от создания отношений и рождения детей.

Они боятся.

Они находятся под высоким давлением, чтобы обеспечить собственные семьи, и боятся, что не смогут этого сделать.

Аналогичные варианты можно найти в странах Европы. С точки зрения количества детей на семью, снизу кучи находятся очень католические страны: Италия, Португалия, Польша — страны с классической моделью, где мужчина классически считается "главой и кормильцем".

В тех странах, где восприятие ролей и ожиданий в отношении мужчин и женщин не поменялось или меняется плавно, уровень рождаемости ниже. С 1990-х гг. мы говорили о культурных ролях, или "гендере", и их значении для изменения семьи. И когда мы применяем это слово, речь идет не о гендерной идентичности или сексуальной ориентации — что некоторые люди приписывают тем, кто занимается гендерными исследованиями. Идет речь о том, как женщины и мужчины функционируют в обществе, чего от них ждут в семье и за ее границами, как они общаются и как распределяют обязанности в семье и в обществе.

Остается лишь адаптация государственных институтов к меняющимся моделям семьи.

Исследования показывают, что в странах, где, кроме облегчения рынка труда для женщин, были введены изменения, разрешающие мужчинам проводить времени больше в семье (отпуска, гибкий рабочий график, дающий возможность отцам больше принимать участие в уходе за детьми и домашних обязанностях), т.е. продвигающие модель партнерской семьи (говоря иначе. модель "двойной доход — двойной карьер"), рождаемость выше.

Тяжело переоценить значение таких изменений в Польше, поскольку хорошо видно, что очень большую долю в числе рожденных в Польше детей занимают женщины с высшим образованием. Эти женщины работают чаще. Они также имеют очень высокие ожидания, пытаются сочетать работу и семью, однако при этом рассчитывают на поддержку отца в уходе и домашних обязанностях. Они его получают, в первую очередь, от партнеров с высшим образованием. Это помогает решению завести ребенка.

В Польше с 2013 года уровень рождаемости регулярно увеличивается в больших городах (к примеру. в Варшаве, Познани, Гданьске, Вроцлаве) — где относительно больше женщин и мужчин с высшим образованием, а еще семей с обоими работающими родителями и лучшим доступом к детсадам и яслям. Таким образом, то, о чем мы говорили раньше, приводя данные исследований рождаемости в прочих государствах, остается верным. Более того, в определенных странах разрыв между рождаемостью женщин с высшим и низшим образованием уменьшается, поскольку число детей, рожденных женщинами с более низким образованием, уменьшается. И этого можно ожидать в Польше.

Макромасштаб — предупреждение СМИ: спустя десятки лет поляков станет на несколько, несколько миллионов меньше. Экономическая система, не обращая внимания на изменения, касающиеся увеличения длительности рабочего и активного периодов, может просто разрушиться.

Уменьшение численности населения само по себе не считается настоящей опасностью для экономики. Важно упомянутое выше возрастное соотношение населения, которое определяет соотношение между теми, кто производит, и теми, кто потребляет. Я надеюсь, что механизм роста, по которому мы должны потреблять все больше и больше, изменится. Невозможно продолжать экономический рост также, как и раньше. И если изменится роль спроса потребителей и того, что мы потребляем, другими словами структура использования, то уменьшение населения не будет грозить перспективам развития страны, как это видят политики.

Я не вижу угрозы в том, что нас будет 30 миллионов или 28. Польша также будет иметь большое население. В обратной ситуации находятся, к примеру. Литва, Латвия или Болгария находятся в обратной ситуации — этим странам есть о чем волноваться. Прогнозируется, что их довольно небольшая популяция уменьшится более чем на 20 процентов. в 2019-2050 гг. С другой стороны, когда население Польши уменьшится, изменится возрастная структура: население продолжит стареть, независимо от того, будет ли нас 30 или 35 миллионов, а численность группы трудоспособного возраста уменьшится. Важно то, какую долю населения как правило составит эта растущая группа людей в возрасте. А это зависит, как мы уже рассказывали, от того, сколько детей рождается и сколько людей какого возраста приезжает в Польшу. В ближние 20-30 лет кол-во рождений будет понижаться, и этого не избежать.

Поэтому Польша должна всеми силами звать иммигрантов.

Да. Улучшение возрастного соотношения может происходить не только за счёт рождений, другими словами "подпитки снизу" возрастной пирамиды населения, но и снаружи. Это имеет дополнительное значение, поскольку иммигранты — это как правило молодые люди.

Демографы с конца 90-х годов. говорили про то, что мы должны считаться с уменьшением числа людей трудоспособного возраста при интенсивном старении населения. Каким-нибудь образом это осталось незамеченным, возможно, так как предыдущее десятилетие характеризовалось большим уровнем безработицы, хотя после 2003 года он снизился. И сейчас мы начинаем испытывать очень большую нехватку сотрудников! И это важный барьер для развития Польши, мы должны обговаривать, как лучше применять существующие ресурсы населения на рынке трудоустройства, а не бояться, что мы вымираем, так как в первой половине 50-ых годов двадцатьпервого века нас будет 31-35 миллионов, а через 5 десятилетий максимум 32 миллиона.

Создавая социальные условия для модели семьи, основанной на партнерстве, и прекрасные условия для сотрудников, приезжающих снаружи, мы можем смягчить результаты предвкушаемых демографических изменений. Мы должны, в конце концов, принять идею про то, что этническая или национальная однородность не может быть сохранена в нынешнем мире. В наше время термин "пришелец" всплыл вновь и был истолкован как угроза. Подобное отношение к остальным считается не только антигуманитарным, но и антиразвивающим. Все обязано быть сделано для того, чтобы "они"

стать гражданами нашей страны, чтобы они присоединились к нашему обществу.

Ирена Котовска, профессор Института статистики и демографии Варшавской школы экономики. Глава Комитета демографических наук, Польская академия наук.

Как будет складываться демографическая ситуация в странах Восточной Европы с низкой рождаемостью?

Что будет через 30 лет. Реальная демографическая ситуация в РФ сегодня

, , , ,