Давайте не будем вступать в войну за обслуживание

Мы должны побеседовать о деньгах и точно договориться, перед тем как привлекать в нашу жизнь адвокатов и суд. Если мы обратимся в суд, мы начинаем войну. Война разрушает всех, говорит психотерапевт Бенедикт Печко.

Более четверти миллиона польских мужчин уклоняются от уплаты алиментов. 50% женщин и 62% мужчин говорят, что есть факторы, которые оправдывают их..

…ничто не оправдывает подобное отношение..

Один уважаемый и авторитетный корреспондент даже написал, что во времена войны — а подобные времена у нас будто бы сейчас — у мужчин другие задачи, а дети должны страдать, так как это нормально.

Интересно, что думает об этом его партнер и семья?

Почему мужчины не выполняют эту главную обязанность? Большинство женщин говорят, что мы освещаем в массмедиа эмоциональное, психологическое и физическое насилие над женщинами, однако есть еще и экономическое насилие. Если женщина остается одна с 2-мя или тремя детьми, а ее бывший партнер не платит алименты, она подвергается такому насилию.

Я много раз сталкивалась с ситуациями, когда женские судьи присуждали алименты в размерах, существенно превышающих средства мужчины, к примеру, три тысячи злотых на одного ребенка, тогда как доход мужчины был не на порядок выше. Один из моих клиентов уехал за границу благодаря этому, и о нем больше ничего не было слышно.

Я знаю очень разнообразные ситуации. Главред популярного журнала, который прекрасно зарабатывает, платит довольно мало за 2-ух растущих детей, так как судья решил, что раз у него новая семья, он не может себе позволить больше..

Как можно заметить, ситуация очень многообразна, также как многообразны и взгляды мужчин. Многие отцы не знают собственных детей, они не принимали участие в их воспитании, в их развитии. Тогда появляется рефлекс не платить, так как у них нет контроля, они не знают, на что будут израсходованы деньги. Некоторые женщины выносят решение: "Мне не требуется стержень, я справлюсь с ним, если только он оставит нас в покое". Эта ситуация создаёт дистанцию. Отсутствие отношений с детьми заставляет мужчин остерегаться или лимитировать банковские переводы. Они пытаются спрятать собственные доходы, ищут объяснения. Помимо того, программа "500 плюс" стала дополнительным предлогом для того, чтобы избежать денежных обязательств. Поскольку женщины получают пособия от государства, мужчины ощущают себя освобожденными от ответственности. Интересно, что когда дети-подростки находят отца из искренней потребности иметь с ним эмоциональные отношения, многие отцы начинают защищаться, считая, что детям просто необходимы деньги.

Если даже женщина злится, гордится, пытается изолировать детей, мужчина обязан платить.

Разумеется, как папа, он обязан при любых обстоятельствах. Если он не видится с детьми, если нет контакта, значит, они ему не интересны, он не желает беспокоиться об их воспитании. Нет оправданий, что ситуация тяжелая, дети испытывают стресс или негатив. Однако у большой части мужчин есть необходимость принимать участие в развитии собственных детей. Они хотят находиться рядом с ними. Обычно они не уклоняются от уплаты алиментов до той поры, пока требования партнера не выходят за рамки здравого смысла.

И когда они это делают?

Иногда женщины занижают собственные доходы и просят довольно высоки алименты. Папа заботится о ребенке, инвестирует в его развитие, платит праздничные дни, каникулы, языковые курсы, занятия боевыми искусствами, балетом, спортивные лагеря, приобретает одежду. Она ощущает, что знакомит ребенка с миром, укрепляет его страсти, его силы. И женщина обращается в суд, чтобы увеличить алименты. Иногда эта борьба принимает необыкновенный оборот, к примеру, мужчина теряет работу, поэтому просит суд уменьшить размер алиментов. Женщина, посоветовавшись с адвокатом, просит сделать больше сумму. Суд определяет оптимальную середину — алименты остаются на старом уровне. Мужчины боятся постоянных, формальных, высоких обязательств, так как опасаются, что случится, если они потеряют работу.

Напоминаю, что рынок труда для женщин еще более недружелюбен, и мамам приходится обходиться самостоятельно.

Сейчас мы говорим о ситуации, когда мужчина пытается изо всех сил, но ощущает насилие со стороны собственного бывшего партнера. Поэтому все сводится к отношениям между ними, доверию, прозрачности в контакте. Хуже всего, когда разрыв или развод случился в воинственной, враждебной форме.

Тяжело иметь культуру сосуществования, когда человек много раз терпел неудачи, изменял, был жестоким.

Так что теперь месть, сведение счётов? Подобное отношение создаёт много путаницы. Я испытываю тёплые чувства к отцам, и у меня болит сердце, когда я вижу, насколько сложны их отношения с партнерами.

Допустим, мужчина желает принимать экономическое участие в жизни собственных детей. А потом он теряет работу. А женщина, так сказать, не дружелюбна.

Нужна семейная медиация, проводимая сначала психологами, а не сразу юристами. Цель — договориться о важных правилах партнерства между бывшими партнерами. Я часто вижу, как женщины злятся, а мужчины расстраиваются, так как сначала они согласны на что-то очень общее, а потом появляются сложности. К примеру, известно, что папа будет приходить 2 раза на протяжении недели, чтобы встретиться с ребенком. И вот он приходит. Однако он не говорит, когда. Женщина ощущает, что он нарушает ее территорию, частную жизнь, не уважает ее независимость и воспринимает это как форму последующего насилия.

Поэтому мало просто передать дело в суд?

Я бы не советовал этого делать. Мы должны говорить о деньгах и точно договариваться, перед тем как привлекать в нашу жизнь адвокатов и суды. Если мы обратимся в суд, мы начинаем войну. В ходе медиации пара учится заключать точные соглашения. Они записывают их, и каждая сторона получает копию. Эти письменные соглашения считаются своего рода картой для навигации по новой и сложной местности. Бывшие супруги разделяют затраты на содержание ребенка, медицинские затраты, отпуск. Тогда человек точно знает, во что он вкладывает деньги. Это даёт ему чувство участия, вклада в развитие ребенка. По моему опыту психотерапевта, такая медиация работает прекрасно. Разумеется, это не решает всех проблем, но помогает лучше справляться с ними.

Что происходит в семейной системе, когда мы обращаемся в суд?

Если есть война, другими словами и война: ложные признания, сокрытие доходов, доносы. Когда слышишь об этом, наворачиваются слезы. Они забирают много энергии, которую можно было бы потратить на саморазвитие, улучшение жизненного качества. Понятно, что эта война идет на пользу детей, а потом детей таскают по судам. В конце концов они убегают от обоих родителей, не желая иметь с ними дело. Часто, не выдержав напряжения в семье, они утешают себя алкоголем, наркотиками, в намного легких случаях не могут оторваться от компьютерных игр или серфинга в Интернете, не ходят в школу. Война не имеет объяснения. Переговоры могут быть трудными и неприятными, но, подбирая переговоры, мы избегаем войны, которая вредит всем, особенно детям, которые разрываются внутри, так как любят обоих родителей. Слепые родители этого не видят. В войне нет победителей.

Вы знаете мужчин, которые инициируют посредничество, переговоры?

Разумеется. Они сделали это, не обращая внимания на то, что их женщины-партнеры не хотели, не верили в результативность подобного решения. Тут роль мужчин особенно актуальна. Предположим, человек признается: "Мне тяжело, я не знаю, как говорить. Я вижу, что мы погрязли в старых привычках, что наши разговоры не ведут ни к чему хорошему, что мы не можем сделать это в одиночку". Если отвечает женщина: "Разумеется! "Суд примет решение!", мужчина должен сам сделать предложение: "Да, но перед тем как идти в суд, давайте начинаем общаться, заручимся поддержкой, тогда мы пойдём в суд более подготовленными". Часто мы не осознаем, что находимся в состоянии войны с партнером, однако при этом сохраняем с ним довольно сильные эмоциональные, но плохие отношения. Это не свобода. Может пройти десять лет после развода, а бывший партнер все еще эмоционально застрял, охотно отдавая много времени, внимания и энергии противоположной стороне.

Действительно возможно, что бывшие супруги общаются настолько успешно, что суд не требуется.

Да, но большинство женщин хотят иметь судебное распоряжение.

Поэтому они обращаются в суд с определенным решением.

Это лучше всего. Это спасает нас от многих страданий.

Когда медиация работает?

Когда обе стороны придерживаются взаимного соглашения и не заключают закулисных сделок, направленных против другой стороны. Важным условием считается постоянное подтверждение доверия: мы партнеры, мы играем честно. Нужна прозрачность намерений и действий, ясность, добросовестность.

Что думают об этом дети?

Они получают пример положительного поведения. Они видят, что родители разошлись, но пытаются сделать что-нибудь хорошее для них вместе. На уровне интуиции моделировать этот целительный стиль общения, построения отношений. В совершолетней жизни им будет очень легко справляться с трудными или конфликтными ситуациями.

Какие новые убеждения необходимы человеку, чтобы прибегнуть к медиации?

"Соглашение возможно, просто я еще не знаю правильного пути". "Есть люди, которые могут мне в этом помочь". "Моя бывшая партнерша — не шлюха и не гетеро, у нее есть сильные стороны, которыми я когда-то восхищался и с которыми теперь могу построить союз". Когда мы предполагаем, что решение точно существует, мы начинаем думать, вести себя и действовать так, как если бы это было правдой. Мы видим современные возможности и решения.

Данные Управления омбудсмена. Детальнее об алиментах:

www.rpo.gov.plplsprawasprawy-alimentow

Россия обвалила цены на нефть. Что делать? Как сохранить свои сбережения?

Документальный фильм «Цель Баку. Как Гитлер проиграл войну за нефть»

, , ,