Цветок одной ночи — художественный фильм томаша соберайского

Моя дорогостоящая подружка не столь давно вернулась на брачный рынок. Период траура после его последних, долгих и — до нужного момента — счастливых отношений подошёл к концу, и с надеждой на новое, чистым сердцем и ветром в голове он отправился на поиски Счастья.

Поскольку он красивый, грамотный, ухоженный сорокалетний мужчина, маркетинговое исследование было недолгим и принесло внезапно высокие результаты в виде множества предложений и объявлений от женщин, готовых — как они заявляли — провести с ним остаток жизни. Мальчик вылечился и начал встречаться. Волнуясь, как учащийся начальной школы, он беспокоился о них больше, чем о годовой отчетности. И вот настало время первой встречи. Ухоженный, накрахмаленный и благоухающий, он прибыл в условленное место на 30 минут раньше. Дожидаясь девушку, он от волнения постепенно опрокинул стул, разлил кофе, опрокинул находящийся по соседству стол и споткнулся о свои ноги. И вот настал момент. Она появилась в дверях. Она была красивее, чем выглядела в Интернете. Стройная, подтянутая, обольстительная, закутанная в шаль и духи с пачули. Она грациозно сидела за выбранным им столом. Она заказала безлактозный латте и половину безе, к которому не притронулась. Однако она потягивала кофе через длинную трубочку, скривив собственные чувственные губы в трубочку. Он смотрел завороженно. Она смеялась над всеми его шутками, запрокидывая голову назад. Она закрыла его в собственном мире в одно миг. Он был так счастлив, что ему хотелось вопить. Первый выстрел и такой благоприятный. Он чувствовал, что они созданы друг для друга, и это свидание обязательно перерастет в сотни других.

После пары минут веселой беседы она слегка вздрогнула, пробормотала что-то о своей забывчивости, полезла в сумочку и достала визитку размером с визитку. Она сексуально скользнула по столу на высоту его чашки. Он посмотрел на карточку, но сначала ничего не прочитал — глаза от радости отказывались ему подчиняться… Он опять посмотрел. Он взял карту в руки, обе, так как чувствовал, что один не сможет ее унести. На карточке было напечатано, сколько и за что ему понадобиться заплатить, если он захочет провести с ней больше свиданий. Он нерешительно посмотрел на нее. Она слегка улыбнулась. Смутившись, он посмотрел на другую сторону карточки. На английском там было написано то же самое. Он почувствовал покалывание в шее. Он смотрел вниз, так как не знал, как себя вести. Он поднял голову, извинился, встал и ушел. Он вернулся через определенный промежуток времени и оставил деньги официантке — очень много за два кофе и половину безе, однако у него не было головы для этого. Как он рассказал мне позднее, он проснулся только в ста км. от города. Он позвал меня с дороги. "Как жить?"задал вопрос он. Я не имел возможности ответить ему, но я глубоко задумался об институте свиданий. И я заключил , что свидания — это отстой. Это полный отстой, как минимум, с конкретного возраста.

Свидания — прекрасное развлечение для подростков, которые борются со своими головами и телами. Знакомство с иным человеком, столь непохожим на нас, увлекательно, пугающе и поразительно тревожно. Но позднее, когда мы вырастаем, формируемся, делаемся жёсткими, иногда с опытом обид в виду того, что наша жизнь не сложилась в соответствии с девизом "долго и счастливо", — встречаться всего на долю секунды — это весело. До первого "билета". А потом все это притворство, что мы другие, что мы не бросаем собственные носки где попало, что мы моем ванную после купания, что мы всегда ставим собственные чашки в машину для мытья посуды, что нас не интересуют никакие спортивные виды и время, проведенное с компанией друзей в них, что мы мечтаем уехать на безлюдный остров и бросить корпорацию, что мы умеем слушать и что мы верны. Она про то, как я люблю лес, зеленый окрас, запах сирени, жаворонков, гул дизеля и бабушкин яблочный пирог. А ты? — Мы задаемся вопросом так, словно нас что-то интересует.

О, Боже! О, Боже! Но, пожалуй, иного выхода нет, да? Я надеюсь, что как то, в недалеком будущем, когда нам вживят импланты, мы поставим наши чипы (без глупых ассоциаций)!) друг к другу, они будут передавать информацию о другом человеке прямо в мозг, сканировать, проверять совместимость и — если они вибрируют — прекрасно, мы будем вместе; если нет, давайте сдадимся. И я пишу об этом, так как впереди нас ждет великолепный, истинно славянский 14 февраля, забытый и вытесненный нудным Днем святого Валентина. День, точнее ночь, когда мальчики как то ночью сорвали цветок в лесной глуши, что считается великолепной метафорой дефлорации соблазнительной девственницы. Этот день — 24 июня — был посвящен температуре тел, воздуха, познанию малоизвестного, восторгу, учащенному дыханию, радости секса и безудержной плотскости. И не было ни духоты в Валентинов День, ни наготы, ни разлуки, ни показухи, ни несбывшихся ожиданий. В летнюю ночь все веселились вместе, не думая о свиданиях, о том, кто и сколько должен заплатить. Они были самими собой и знали, чего хотят. Это было время, когда любовь была свободной, и любовь оставалась на определенный период времени или навсегда. Как жаль, что в ХХI веке 24 июня стало греховным и преобразовалось в массовую пьяную вечеринку под названием Вьянки, от которой не остается ничего, кроме морального похмелья.

Врач Томаш Соберайски: социолог, культуролог, социальный исследователь.

Алибабки — Цветок одной ночи / Alibabki — Kwiat jednej nocy

невозможная любовь к цветку одной ночи

, , ,