Что такое инновационное мышление?

В век передовых технологий нам необходимо намного больше специалистов, которые назовут и объяснят потребности людей. В большой роли, которую должны играть психологи, убежден Петр Воелькель, предприниматель, владелец титула Visionary 2016, который превратил SWPS в университет 21 века.

В конкурсе "Dziennik Gazeta Prawna" вы получили титул "Провидец" за: предусмотрительность, решительность и храбрость. Как вы считаете, достаточно ли этого, чтобы действительно быть провидцем?

Плюс к этому нужно быть готовым к неудачам и понимать, что они все очень необходимы, так как учат нас тому, чего делать не нужно, поэтому не стоит их бояться — и тут мы приходим к мужеству, о котором говорилось раньше. Если нет неудач, нет ошибок, значит, мы не инновационны, так как только контакт между тем, чего не было раньше, и тем, что есть сейчас, считается областью, где происходит настоящая инновация — и это опасная область. Неудачи являются доказательством того, что мы находимся на данном шаге, и это важно.

Существует тонкая грань между мужеством и бравадой. Можно ли его описать, или это вопрос индивидуальных чувств?

Бравада начинается тогда, когда мы плохо оцениваем свои ресурсы и готовы бросить гранату в дивизию танков. Чтобы этого не случилось, полезно поговорить с собственными идеями с другими людьми. В хорошо организованном инновационном процессе существует много мест, где должна происходить проверка и оценка идеи, а еще конфронтация с экспертами и возможными клиентами, поэтому, если вы работаете по правилам, ошибки могут быть выявлены и устранены довольно рано. Главное правило говорит: "делай ошибки так быстро, как только можешь". Исправно работать в команде, так как так легче проверить наши восторженные идеи — автор проекта как правило не объективен.

Команды существовали всегда, однако их роль сильно увеличилась.

Это происходит на протяжении нескольких лет. В мире просто небольшое количество гениальных людей, которые двигают развитие, а благодаря принципам дизайн-менеджмента и дизайн-мышления. ред.) и прочих современных процессов можно собрать команду, способную к аналогичному новому мышлению. Гении всегда будут необходимы, однако их мало, и только некоторые работодатели могут себе их позволить.

Что такое дизайн-мышление в образовании. Как это выглядит в университете SWPS?

Улучшенный процесс всегда содержит теже самые детали. Она в себя включает анализ ситуации, мозговой штурм, конфронтацию с экспертами, модель, тест, оценку, улучшение модели, еще одну оценку, внедрение модели, оценку, улучшение и… еще раз.

Университет SWPS регулярно совершенствует собственное предложение обучения, и мы знаем, что нашей сильной стороной может быть комбинирование большого отвлечённого уровня с осознанием того, что наука считается источником необыкновенного вдохновения для студентов и преподавателей, а еще ценностью для внешних партнеров, например как компании, предприятия, муниципалитеты и правительства. Мы думаем, что уже во время обучения студенты обязаны иметь контакт с практикой и показать, что они могут разрешать проблемы компании, социальной организации или человека. Мы делаем упор на практичность, привлекая людей, которые выполняют проекты за границами университета.

Некоторые люди говорят, что изучать стоит только практические вещи. Практичная ли психология?

Я думаю, что психолог может фактически поддерживать положительные социальные изменения в самых разнообразных местах, применяя знания о человеческих эмоциях, о настроениях. Я уверен, что у большинства ученых есть способности и ощущение миссии в данной области. Они испытывают ощущение удовлетворения от того, что их знания найдут использование на практике.

Академизм — это не отрешенность от внешнего мира, стоит развивать веру в то, что полезность исследования считается доказательством величия ученого. По сравнению с созданием художественных произведений и дизайна, то разграничение такое, что дизайнер выражает себя через собственную работу, собственные идеи и имеет на это право, тогда как дизайнер ставит собственный талант и профессионализм на службу обществу и проектирует то, что необходимо людям. И точно также, как мы не проектируем псевдопроизведения искусства, на которых заставляем людей сидеть, а пытаемся сделать хороший удобный стул, психология может иметь и утилитарное измерение.

В сегодняшнем технологичном мире пропагандируется роль науки, тогда как вы подчеркиваете важность психологии и психологов. Почему?

При выполнении любого проекта появляются два вопроса. Первое: как это осуществить? Это бизнес-модель, так как если мы знаем, как и за сколько делать некоторые вещи, у нас есть гарантия, что они будут продаваться. Второй вопрос: для чего? Собственно здесь гуманисты помогут, так как данный вопрос считается культурным, социальным и психологическим. Все серьезные компании, которые заботятся о перспективных отношениях с собственными клиентами, нанимают психологов, а еще антропологов, культурологов, философов, которые ищут в поведении людей, в их жизненном образе, и еще в их лекарствах и в их скуке

— ответ на вопрос про то, какую роль должны играть новые продукты. Лишь тогда в дело вступает технология.

Большинство бизнесменов жалуются на молодое поколение, на их требовательность. Видите ли вы какую-то опасность?

Я считаю, что, несмотря ни на что, общество меняется к лучшему. Всегда существовала элита и массы. Если мы и можем о чем-то думать, так это про то, как спасти большую часть молодежи от зависимости пребывания в виртуальной реальности, как создать условия для того, чтобы они были владельцами виртуального мира, а не его рабами. Элитой станут те, кто может управлять этим пространством, они будут фаворитами перемен. Другими будут манипулировать, они будут читать то, что желает Google или иная другая поисковая система, они будут приобретать то, что предлагает им реклама, они будут некритично принимать ложную информацию и жить в соответствии с ней. В основе деления между рабом и господином, в действительности, лежит отношение к страху, знаем ли мы, как с ним справиться — если я боюсь ездить на велосипеде, так как упаду, я беру велосипед и пробую: раз и второй раз я действительно падаю, и в конце концов я еду.

Как мы можем бороться за молодежь, чтобы она хотела стать элитой?

Создавать хорошие университеты и делать все, чтобы было побольше свободных людей, которые могут принимать решения, нести за них ответственность, быть образованными. Чем больше они знают, тем труднее будет манипулировать ими, принуждать их делать эмоциональные жесты. Но, с другой стороны, важно, чтобы они не были лишены чувств, чтобы они могли быть людьми. В этом и заключается сбалансированное развитие. И это одна из причин хорошего университета, где люди спорят, обсуждают. Дискуссия увеличивает нашу самомнение, так как мы обнаруживаем, что одновременно с остальными мы можем что-то сделать, но мы также можем спорить с ними. Я думаю, что часть миссии хорошего университета состоит в том, чтобы стимулировать риск, быть в группе. для воспитания лидеров, а не для "производства" обычных рабов, которым необходим диктатор.

И как бы вы убедили таких людей помоложе принять наркотик? Что они получают за это?

За это они получают ощущение своей значимости..

И это стоит..?

С днем рождения.

Петр Воелькель предприниматель, поклонник искусства и популяризатор польского дизайна, меценат многих культурных и образовательных проектов. Сейчас Петр Воелькель занимается проектами pro publico bono

Что такое инновационное мышление. Встречи с успешными людьми в Анскулинге Инсайт

Как развивать инновационное мышление сотрудников

, , , , ,