Женщины в движении

Магдалена Горлас и Каролина Йондерко — первая женская команда из Польши, которая приняла участие в благотворительной гонке Mongol Rally. Они провели практически шесть недель вместе в маленьком автомобиле, колеся по дорогам Ирана, через дикие земли Памира и пустыни Монголии. Они проехали вместе практически 18 000 километров. Что они привезли с собой из этой безумной эскапады?

Они вернулись из путешествия в первых числах Сентября, эмоции уже немного улеглись, и теперь они сидят передо мной на диване и разделяются историями: друзья, коллеги, страстные фотографы, а еще репортеры — Каролина фотограф, а Магда корреспондент и мастер по связям с общественностью. На протяжении долгого времени они путешествуют, в одиночку или вместе, отправляясь по всему миру, а очень часто в Польшу, чтобы найти кулинарные (и прочие) истории, размещённые в прессе. Когда друг Каролины, путешествующий автостопом по Сибири, рассказал ей о встрече с участниками Mongol Rally, она сразу ощутила, что это ралли — прекрасная идея для последнего эпического путешествия ее старого автомобиля, управляемого женским дуэтом. Магда согласилась не раздумывая, тем более что она известна собственными высказываниями: "Это настолько далеко, как Улан-Батор", и она всегда мечтала о юртах, просторе и диких лошадях Монголии.

Ралли считается детищем британской организации The Adventurists, основанной любителями путешествий, которые придумывают необычные экспедиции, например. тук-тук по Индии. И хотя в наименовании есть слово "ралли", речь идет не о гонках, а о приключениях и помощи иным. Правила три: маленький автомобиль у которой объем двигателя 1,2 литра или меньше, отсутствие техобслуживания и пожертвование ?1,000 на благотворительность. Половина идет в Cool Earth, организацию, занимающуюся спасением тропических лесов. Другую половину польские участницы, как и подобает "собачнице", пожертвовали в фонд Юдит для щенков.

— Нам понравился благотворительный призыв и готовый формат, в котором можно поучаствовать, — говорит Магда, а Каролина добавляет: — На пограничных переходах охранники знают, что такое ралли монголов, и не создают никаких сложностей. Без поддержки Mongol Rally мы бы скорее не получили визу в такие проблемные авторитарные страны, как Туркменистан. Еще один момент: по пути мы всегда могли рассчитывать на помощь других участников, и мы были с ними все время на ссылках.

Из Пандзиоча на Памире

— Решение об участии было принято мгновенно", — говорит Каролина. — После пошли более сложные вещи. За 3 месяца до моего отъезда мой любимый 18-летний Opel, именуемый "Зеленый блок", был разбит. С моим отцом случился происшествие. К счастью, мой папа не пострадал, но нам понадобилось взять другую машину. Мы купили подержанный Fiat Pande у друга в прекрасном состоянии. Мы называли его Пандзиоха (иногда Пандолино) и на худших участках ралли благословляли его, так как на них "Зеленый блок" обязательно разваливался на части.

Подготовка заняла много месяцев: логистика, визы, прививки, ремонт и улучшение автомобиля, сбор средств. — Мы собирали средства на Polak Potrafi и искали партнеров, — рассказывает Магдалена. — Те, кого привлекла идея экспедиции, помогали нам и хотели внести собственный депозит. Мы также применяли наши накопления.

Первое ралли Монгол прошло в 2004 году, и вот тогда в нем приняли участие только пару команд. В 2019 году в состязаниях приняли участие 290 команд, также польские девушки. — Нечасто кто успевает, — смеется Магда. — Бездорожье, горы, скалы, реки, затопленные дороги делают собственное дело. Вы знаете начальную и конечную точку — в нынешнем году это были Прага в Чехии и Улан-Удэ в Сибири, но как туда добраться — вам решать. Нет единого маршрута, есть те, кто отправился с нами 21 июля и закончил ралли в октябре, хотя официально финиш был в середине сентября.

Быть частью сообщества

Поддержка других участников неоценима, когда вы едете из Праги через всю страну: Венгрия, Сербия, Македония, Греция, Турция, Иран, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан, Монголия, Российская Федерация. — Я была очарована обществом, — признается Каролина. — Иногда, как на Памире, мы объединялись в колонны для поддержки. И как раз там, где мы проезжали худшие дороги невредимыми, неожиданно стекло попало в нашу шину возле магазина. Но ирландская команда заменила его через полторы минуты. После, во время переправы через реку, команда из Норвегии потеряла радиатор и нуждалась в нашей помощи, так как только Магда могла переводить с русского. В Центральной Азии тот момент, что вы из Польши и знаете русский язык, открывает перед вами многие двери.

Кажется, что у каждого есть какая-нибудь "сверхспособность", которую могут применить другие.

— Там не было деления, — говорит Магда. — Люди из различных стран, различных возрастов, без различия спины, религии, благосостояния, функционировали вместе. На маршруте мы повстречали много очень людей помоложе, были и подобные, как мы, от тридцати до сорока, и постарше. Отметим лишь команду из Голландии, в которую вошли 30-летняя Розали и ее 69-летний папа. Я познакомился с ней в чате "Женщины в монгольском ралли", а потом мы встретились в Узбекистане и просто упали в объятия друг друга, словно знали друг друга целую вечность. Я также никогда не забуду, как итальянская команда приготовила нам пасту на ужин в нашем номере отеля в Иране. Такое блюдо имеет особенный вкус, когда вы едите его голодным в полночь, и его готовят три симпатичных итальянца.

Женская история

На митинге женщины находятся в меньшинстве. Почему? — Возможно, они боятся, что это требует слишком серьезных усилий, что это Очень опасно? — Каролина удивляет. — По дороге некоторые люди тоже удивлялись, что мы едем одни. Некоторые страны являются не слишком дружелюбными по отношению к женщинам. Однако помимо туркмено-иранской границы, где какой-то солдат хотел меня поцеловать, домогательств практически не было. Наоборот, обычно мужчины проявляли заботу. Хозяин отеля в Турции поехал с нами за виньеткой для шоссе и даже заплатил за нее, так как у нас не было времени поменять деньги. На Памире лавочник принёс нам хлеб на дорогу из дома, так как в магазине все было распродано.

Они также устанавливали отношения с женщинами других культур. Магда любит снимать людей на дороге и всегда спрашивает у них разрешения, после этого у нас завязуется разговор. — Меня восхищает, что, не говоря на одном языке, можно завязать такие тёплые контакты", — говорит она. — Перед отелем в Иране мы повстречали женщин, которые пришли туда с детьми в ресторан, и мы провели с ними 3 часа, куря кальян. Мы разговаривали, применяя язык тела и Google-переводчик. Меня впечатлили женщины Туркменистана -…

Я надолго запомню гостепреимство таких женщин, тем более что Туркменистан — не то место, которое располагает к разрыву дистанции: — Комендантский час, много военных, необходимо следовать по обозначенным дорогам. Культ личности на каждом шагу: все машины и здания белые, так как "президенту нравится белый цвет". Интернет заблокирован, приходят только Email.

По дороге, по дороге, по дороге

Вы могли бы написать книгу о пересечении границ: сколько документов, какие, почему. Рентген и несколько часовая беготня от А до В, до С. Вот синяя бумага, вот зеленая, вот штамп. — В Туркменистане они установили GPS-передатчик, чтобы следить за нами, — говорит Каролина. — Мы въехали в Иран из Турции в обыкновенной одежде, но на границе нам понадобилось переодеться в длинные брюки и туники, выходить из автомобиля мы могли лишь с закрытыми волосами. Люди там были неимоверно тёплыми, они приглашали нас в собственные дома, дарили духи через окно, но когда на границе с Узбекистаном мы в конце концов смогли снять шарфы в ужасную жару, мы вздохнули с облегчением.

Они спали везде, где могли: в гостиницах, хостелах, у друзей, у друзей, в машине или в палатке, к примеру. разбили лагерь прямо рядом с "Вратами ада", горящей ямой для добычи сетевого газа в пустыне Кара-кум в Туркменистане. Страны менялись, как в калейдоскопе. С могучего и сурового Памира вы въехали в Кыргызстан, где высокие горы уже зазеленели. Потом были юрты и лошади, которые плавно бежали. Дороги и стиль вождения поменялись. В Иране три полосы превратились в восемь, ночью люди ездили без света, в Узбекистане дороги были в ямах, как после метеоритного дождя. Они согласны с тем, что страховые агенты теперь должны предоставлять им 90-процентную скидку за безаварийное вождение в самых разных условиях.

Где было труднее всего? Каролина: — В Казахстане многие наши ребята потеряли дисквалификацию. На Памире это было тяжело из-за езды на значительных высотах без асфальта. В Монголии исчезают дороги: была одна, теперь их четыре. И вопрос в том, чтобы пойти направо, налево или прямо? Как то на Памире мы пересекали быструю реку, которая всего за один день до этого, до дождя, была ручьем, а теперь течение толкнуло нас на валун, который повредил крышку двигателя.

Каролина рассказывает нам со смехом: — Приезжаем мы на собственной испортившейся машине в киргизский город, и здесь из гаража выходит мачо, весь в татуировках, дунгаре на подтяжках, футболке на лямках. Он неодобрительно посмотрел на Пандиоше: "Тут никто так не ездит". Однако они починили его великолепно и за бесценок.

Что осталось

Темная сторона? Проводя по восемь и более часов за рулем на тяжёлых дорогах, они часто выбивались из сил. Они пережили несколько приступов сильного пищевого отравления, и Кэрол даже в наше время ходит по докторам. Но отравлен ты либо нет, ты должен ехать. Каролина говорит: — В дороге вас это меньше беспокоит, у вас другие проблемы: где заправиться, где заночевать, где поесть… Это облегчает жизнь.

Команды часто распадались по пути, были звонки в сети: "Я совсем одна, кто меня приютит?". Девушек иногда спрашивают, как им получилось выжить в качестве дуэта. Магда: — В поездке мы серьёзно поссорились лишь единожды. Мы знаем друг друга много лет, прошли через многие ситуации. Как только давление подготовки спало с нас, остальное было как-то легко. Наша дружба стала еще крепче.

— Я очень недовольна, — вздыхает Каролина. — Я мог бы продолжать еще пол года, чтобы впитать в себя места, пейзажи и людей. Однако это был собрание. Помимо того, у Магды было всего шесть отпускных недель, а у меня было открытие моей выставки, на которую я приехал за 45 минут до начала.

Магдалена говорит, что хотела бы вернуться в Узбекистан. — Для меня это волшебное место, может быть, так как мы начали с города Чива, который был очень интимным и имел обаяние "Сказки тысячи и одной ночи". После Памир и царственная красота красивых гор. И мечтал о Монголии. Мы посетили там, среди других, людей, которые ведут охоту с орлами. Мы проехали через целую деревню, где посетили их в юрте, попробовали их еду: кумыс (чай с маслом, молоком и солью) и сыр.

Но более всего нас впечатлили дикие лошади, живущие в природе, которых уже видели в Кыргызстане. Это зрелище, с которым ничто не идет в сравнение. Вы ощущаете, какой может быть свобода, которую мы в цивилизации больше не испытываем в такой степени.

Каролина: — Для меня открытием было то, что хорошие люди есть везде, просто. Они хотят помочь. Когда вы возвращаетесь из такой поездки, вы также получаете абсолютно иной взгляд на собственную ситуацию. Видите ли, мы слишком напрягаемся. Теперь, когда кто-то выводит меня из себя, я делаю "самокоррекцию": возвращаюсь к тому моменту, когда я сидел в панде, и говорю себе: "Какое мне вообще дело?". Мы стали довольно отдаленными от многих вещей, также и географически. Когда-то поездка в Бещады казалась нам далекой, теперь же путешествие на второй конец Польши перестало быть проблемой. Нам получилось пережить эту поездку прекрасно. Так что Пандзиоха справился. Она вернулась домой, пересекая Россию на обратном пути, и она жива. Ей просто необходимо сходить к механику, и она будет работать как новая. Кто-то задал вопрос, не хотим ли мы продать ее. Ни за что! Мы — команда!

Женщины в махновском движении

БОРОНИНА — Женя на движении (Премьера клипа, 2019)

, , , ,