Встречи: марта милковска

Когда Марте Милковской было 23 года, она построила школу для 600 детей в Кении. Сейчас, в возрасте 30 лет, она консультирует правительства по всему миру про то, как помочь самым нуждающимся на Земля.

Там, где она работает, доступ к окну имеют лишь старшие экономисты. Не так давно, когда ее друга увеличили в должности после десяти лет работы, он разместил в Facebook фотографию собственного "запечатленного" окна. Марта видит шанс получить свой личный через пять, может быть, семь лет. Однако она думает, что не задержится тут надолго. Пока что у нее есть парк перед Белым домом, в 300 метрах от офиса, можно посидеть на траве, расслабиться. Кроме Мирового банка, свободное время бывает нечасто.

Проснись

Утро, 6.30 — звонок телефона в Индию. Обычно из дома, иногда даже из постели, разговариваю с экспертом, который продвигает общественное предпринимательство в Индии. O 9.00 Марта на работе. 30 минут на проверку электронной почты. O 9.30 собрание команды: во время собрания в комнате находится в среднем десять человек, плюс два телефонных звонка из остальных частей США, четыре звонка из Индии, иногда на линии находится кто-нибудь из Египта, Эквадора или Бельгии. O 10.30 Марта начинает собственную рутинную работу: интервью, встречи, отчеты. Около 12.30 у нее есть перерыв на обед, обычно за столом для работы, так как работы много. Иногда в банковской структуре есть BBL (brown bag lunch). Каждый работник приносит еду в бумажном пакете из столовой в лекционный зал и в течение полутора часов слушает презентации, организованные приглашенными экспертами: политиками, экономистами, предпринимателями.

Программа, в которой работает Марта, помогает социальным предпринимателям. Мировой банк выделяет им гранты. Она проводит тренинги и семинары, чтобы помочь им — на местах, но также и online. Она начинает онлайн-курс для 80 инноваторов со всего мира. В феврале в Кении он организует двухдневный тренинг для африканских предпринимателей. Он заканчивает работу не раньше 19:00.00, порой в 21.00. Это хорошо, так как в начальный год она часто засиживалась до 11 часов вечера.00. Также, она считается волонтером в 2-ух организациях социальных предпринимателей и часто вечерами проводит встречи с людьми из данных групп: от семинаров про то, как быть лидером, до откровенных разговоров о жизни.

Зелёна-Гура

Она появилась на свет в Зелёной Горе. С молодого возраста родители много путешествовали одновременно с ней; как то, когда ей было десять лет, ее папа, хозяин судоходной компании, посадил ее в один из собственных грузовиков и в связке с водителем отправил в отпуск в Данию. Она обязана была пойти к друзьям отца. Она никого не знала, не говорила по-английски, но ей все равно понравилось. С самого детства она работала разные добровольные работы, в ПКК, церковь. Когда ей было десять лет, она познакомилась с миссионерами из эфиопы, которые рассказали ей о страшный голод в во время засухи и o что африканские дети не ходят в школу, так как у них их нет. Мои родители вспоминают, что собственно по возвращении домой она сказала, что построит школу для малышей Африка.

Через 13 лет она исполнила собственное желание. Но до этого она изучала Африку по книгам, как правило Капущинского, и в виде второй специальности (кроме Варшавской школы экономики) подобрала африканистику. Марта также говорит, что танцы оказали большое воздействие на ее характер. Она тренировалась в общей сложности 12 лет, в течение которых 12 раз ломала ногу (она смеется, что ее фотографии в бинтах висят на стенке в школе танцев), однако она также убедилась, что если вы достаточно упрямы, вы можете достичь чего угодно.

Деревня вдовы

Во время учебы она получила работу в польское консульство в Кении. В течение следующих 2-ух месяцев она посетила Кению и Танзанию и все больше и больше влюблялась в Африку. Она познакомилась с Салатоном, классическим вождем масаи и предпринимателем, хозяином туристической компании, и его женой. Они оба были в восторге от того, что мзунгу (белая женщина) говорит на суахили. Поэтому они пригласили Марте на собственную ферму и в кемпинг, находящийся в самом сердце Национального заповедника Масаи Мара. Гости Салатона жили в палатках в компании диких слонов, жирафов и зебр. Но туризм был не единственным видом деятельности принимающей стороны Марты. Он также основал деревню вдов.

У женщин масаи сложная жизнь — как девочек их отрезают, после они становятся женами — одной из нескольких. Если супруг умирает, вдов оставляют в буше, где они обычно умирают от голода; им не позволяется опять выходить замуж. Салатон отдавал часть собственных доходов вдовам и официально заботился о них: кроме домов, они получали от него скот — самое дорогое имущество для масаев. Марта была в восторге от подобной оригинальной инициативы и предложила Салатону, который тоже мечтал о школе-интернате, создать сайт, на котором он мог бы рекламировать собственные туруслуги. Чем денег побольше он зарабатывал, тем больше он мог пожертвовать деревне. Так возникла их дружба и партнерство.

После возвращения в Польшу Марта начала партнерство с несколько организаций. Результат: сегодня на 2-ух гектарах земли в Масаи-Мари 600 детей могут учиться (школа О школе не так давно писала газета "Нью-Йорк Таймс"). Марта и группа людей, участвующих в данной инициативе, также помогли развить два предприятия кенийских вдов. Женщины стали производить и продавать масайские украшения работы сделанной руками в страны Европы и США, они также получили фотоэлектрическую панель, благодаря которой создали центр зарядки сотовых телефонов (в данной части национального заповедника у всех мужчин были телефоны, но чтобы их зарядить, им приходилось ехать семь часов в город, теперь проблема такого рода исчезла, к тому же благодаря фотоэлектрической панели положение женщин среди местных жителей существенно укрепилось). Небольшие деньги, серьезные перемены.

Болезнь

Два раза она болела малярией, 1 раз заразилась бактерией, а когда вернулась в Польшу в 2008 году, особенно трудно заболела. В течение трех месяцев она курсировала между больницами тропической медицины в Познани, Варшаве и Гдыне. Она весила 38 килограммов, не имела возможности ходить самостоятельно. В конце концов, профессор из Берлина помог ей. Она прекрасным образом выздоровела. По сей день только бог ведает, что это было.

После последнего года учебы ей необходимо было решить, что дальше делать. О более долгом пребывании в Африке не имело возможности быть и речи, об Азии и Южной Америке тоже — мы не имели возможности рисковать рецидивом в схожем климате. Помимо того, Марта хотела сделать что-то масштабное. Школа в Кении — отличная, но только пару сотен человек. Она решила подать заявку на стажировку в ООН. Она отправила заявки в 60 мегаполисов. Ответили двое: Бонн и Нью-Йорк. Она уехала в Штаты на 2 месяца, пробыла там четыре года. Она работала над межкультурным и межрелигиозным диалогом. Но возможности остаться в ООН не было, всем стажерам говорили, что они тут только на определенный период времени.

Она справится

Кто-то сказал ей, что в Америке нельзя быть хорошей девочкой, что необходимо бороться за себя, продвигать себя — "нетворкинг": заводить друзей, развивать контакты. Ее сегодняшний начальник был 36-м. человек, к которому она обращалась — он открывал новый отдел бизнес-исследований. Марта сначала осталась в отпуске, после ее договор был продлен на месяцы и годы. Она говорит, что молодой женщине труднее работать во Мировом банке. Она руководила проектом, ведя за собой людей старше и опытнее себя. Она чувствовала, что они не доверяют 29-летней девушке. Это вызывало у нее сильный стресс.

Иногда она думает, что у ее друзей из университета в Польше хорошая работа, квартиры, машины и намного денег побольше, чем у нее. У нее есть велосипед и комната, которую она снимает. Однако она не жалеет об этом. В дальнейшем она хотела бы стать мостом между Мировым банком и инвесторами — для этого ей необходима хорошая бизнес-школа. В течение последнего года она тратила до 40 часов на протяжении недели на подготовку к вступительным экзаменам в колледж. В декабре она выяснила, что поступила в Wharton и MIT Sloan: третью и пятую лучшие бизнес-школы мира. Сейчас она ищет деньги, так как исследования стоят 200 тысяч долларов. Она верит, что это сработает: неделю назад она получила пятую часть суммы от малоизвестного польского предпринимателя в Америке.

Материал позаимствован из номера 3 2015 года

Школьная страничка (2001)

Наши встречи. Бельская А.С. (2006)

, , ,