Старость не радость. об исключении пожилых людей из общества

Есть ли сейчас в нашем обществе место старости? Если рассматривать только СМИ, данного места не существует. Это парадокс, если учесть, что благодаря прогрессу цивилизации мы живём все дольше и дольше, людей в возрасте становится все больше. Почему они все еще кажутся лишними? Есть шанс на изменения? — недоумевают Катаржина Миллер и Войцех Эйхельбергер.

Я не так давно принимал участие в споры о старости. Могло ли преобразиться отношение СМИ к людям в возрасте?

К.М.: Ну, людей в возрасте становится все больше и игнорировать данный факт становится все сложнее и сложнее. Однако мы нехотя принимаем это. Мы вытесняем старость как явление — в результате люди старше конкретного возраста обречены на общественное небытие: их нет в массмедиа, нет газет или услуг, посвященных им, их никто не замечает на улице. Только фармацевтическая промышленность воспринимает их серьезно ..

В.Э.: Пожилые люди — ходячее напоминание про то, что всех нас ждет старость — если мы выживем. И поскольку мы не хотим принимать это, мы предпочитаем жить так, словно оно не старое, и лицемерить вечно молодыми. Так нам получилось вытолкнуть старость и то, что с ней связано, другими словами недееспособность, болезнь, за круг интересов поп-культуры. Мы делаем вид, что эти вещи нас не затрагивают. И когда они начинают волноваться, сами мы в добровольном порядке и смиренно переключаемся в сторону тени и исчезаем из общественной жизни прежде, как действительно уходим.

К.М.: Мы живём во времена переворота иерархии ценностей — молодость, другими словами начало жизни, считается наиболее желанным, наиболее ценным, считается полным жизни. Считается, что тогда неизбежен кризис формы и постепенное падение в тень. Неспроста люди увеличивают молодость. У этого есть как хорошие, так и слабые стороны. Хорошо, так как мы пытаемся оставаться в форме подольше, будьте активны. Неверно, так как мы делаем это с наркотиками. Страх смерти — величайший человеческий страх, и наша культура не предлагает ничего, что могло бы укротить нас неизбежностью смерти.

В прошлом ритуалы помогали укротить старость и смерть, что подчеркивало цикличность нашей жизни и ее связь с природой. Сегодня мы разорвали эти естественные отношения ..

В.Э.: То, о чем вы говорите, считается наиболее важным, однако сейчас все более серьезная практическая проблема со старением состоит в том, что люди в возрасте начинают технологически исключаться. Не может справиться с применением компьютеров, сотовых телефонов ..

Старость не радость. об исключении пожилых людей из общества

К.М.: … PIN-коды, платежные карточки, сообщения на автоответчике, SMS, уже не говоря об интернет-общении ..

В.Э.: Благодаря этому жизнь каждый день доставляет им все больше и больше проблем, они ощущают, что проходят мимо мира, который улетел куда-то вперед, и они остались позади.

К.М.: Устройства становятся все очень сложными и могут давать лекарства людям в возрасте. Для чего все данные функции, меню, кнопки? Когда раздражители одолевают нас, лекарство начинает перевешивать любопытство. И мы перестаем пытаться, мы выделяемся все больше и больше, помимо того, нас сопровождает ощущение поражения и горечь от беспомощности. Это легко перерастает в агрессию по отношению к этому непонятному миру и иным, кто в нем нормально функционирует. Вот почему так много людей в возрасте агрессивны, тем более по отношению к молодежи.

Кого имеется в виду сегодня, когда говорим «старики»? Когда начинается старость?

В.Э.: Он тоже быстро меняется. Еще пару десятилетий назад старику было пятьдесят лет. Теперь даже семидесятилетние не могут ощущать себя старыми. Сегодня старость считается синонимом не столько возраста, сколько исключения из хорошей жизни. В Польше старики по-другому одеваются, по-разному говорят, по-разному ведут себя, словно перенесены из другой сказки и брошены в кипящую реку современных событий и машин.

К.М.: Всегда новое поколение творило новый, другой мир.

В.Э.: Но не в этом масштабе. Современные темпы изменений в комбинировании с недавним кардинальным изменением политической системы создали очень большой разрыв между поколениями. Даже 20–30 лет тому назад некоторая преемственность послания сохранялась. Ценности сменяющих друг друга поколений были похожи. Сегодня мораль, технологии, способы общения, жизненный образ, характер общества и функционирование семьи меняются фактически каждый день. Современная культурная и материальная среда практически полностью разнится от той, в которой выросли нынешние люди в возрасте.

Люди более зрелого возраста были хранителями устоев, ценностей, обладали опытом и знаниями. И сейчас?

В.Э.: Они потеряли собственную социальную роль и не нашли новой. Поэтому они ощущают себя лишними.

К.М.: Сегодня люди в возрасте будут в лучшем физическом состоянии, но не обязательно в психологическом отношении. Так как те, кто ощущают себя исключенными, сразу же начинают ощущать себя хуже. Их мотивация жить и меняться уменьшается. Приходит отставка, медленный уход — это старость. Так себя будет чувствовать больше половины населения!

В.Э.: Тем более, что политики относятся к людям в возрасте как к балласту, так как им необходимо выплачивать и переоценивать пенсии или пенсии по инвалидности. Унизительно для людей, которые всю жизнь честно работали.

Это дополнительный повод чтобы исключить: ощущать себя обузой на государстве, на молодых.

В.Э.: Растущее число людей в возрасте и их социальная изоляция — особенно важная политическая проблема. Мы предвидели это во время предыдущих выборов. Вы можете хихикать над мохеровыми беретами, однако их будет становиться все больше и больше, если никакая иная политическая сила не будет серьёзно относиться к старикам. А исключенные легко соблазняются дешевой популистской риторикой. Это может плохо завершиться, когда диктаторское население вернется в умы такой массы людей.

К.М.: Вы просто должны их заметить. В мире, где их никто не замечает, кто-то обращается к ним со словами: «вы важны для меня» — такой человек может пойти на смерть.

Убегая от старости, мы держимся за видимость молодости, мы не можем справиться с уходом. Мы напрягаемся, работаем, поднимаем … Человек способен многим жертвовать, страдать и платить за то, что не себя чувствует старым и не выглядит старым.

К.М.: Между тем речь не об этом, а про необходимость радикальных изменений. Людей в возрасте становится все больше и больше, необходимо начать подбирать их. Желаем им присутствия в прессе и на телевидении, восстановления авторитета и должного статуса в обществе. Сами люди в возрасте тоже должны попробовать это сделать, однако в этом вопросе есть лицемерие. Они не хотят, чтобы их исключали из-за возраста или внешности, но когда человек, который не поддается старости, но живёт активно, к чему-то стремится, все равно он стареет по-летнему и подталкивает. И они не будут голосовать за это, наоборот. Она может многое сделать, чтобы подобный человек стал способным. Чтобы я не клялся собственным глазам, что старость не оправдывает пассивность. Что вместо того, чтобы апеллировать, мы могли бы что-то сделать, по-настоящему оказать влияние на наши свои ситуации и, может быть, даже на ситуации других.

Все больше и больше людей в возрасте не отказываются от старости, они выполняют то, что даже в наше время было уделом молодежи: занимаются экстремальными спортивными видами, переживают вторую молодость ..

К.М.: Эти люди представляют собой одно из 2-ух жизненных установок, которые очень и очень трудно различить, так как они показывают себя одинаково. Один из них — интересоваться миром и воспринимать его так, как вы хотите, независимо от возраста. Это отношение стоит продвигать, оно в себя включает зрелость и примирение с судьбой, радость в обычной жизни. Второй — тешится жизни «силой», как бы выпендриваться, чтобы до конца заглушить это лекарство. А это, со своей стороны, очень незрелое. Поэтому бабушка в пилотской фуражке может быть реализованным человеком или несчастным человеком в глубине души.

В.Э.: Важна внутренняя правда, а не шоу. А современный мир, к большому сожалению, поверхностен ..

Я видел рекламу про то, что на Западе отношение к людям в возрасте начинает меняться. Под воздействием того факта, что он испробовал какой-то напиток, он убегает из пансионаты для пожилых, чтобы поработать и попробовать то, что он еще не пробовал. Красивое письмо, ведь повседневно можно пробовать снова. Но после сообщение становится экстремальным: вы неожиданно превращаетесь в секс-демона — к примеру,. сразу два партнера в постели ..

К.М.: Речь все еще идет об отрицании старости. Отрицайте, что это оказывает влияние на нас, меняет нас. Что старший мужчина разнится от младшего, и что это отличие не должно находиться ему невыгодно. Рынок заметил существование людей в возрасте, но призывает их так резко противоречить самим себе. И в конце концов, вы можете наслаждаться жизнью в старости, не только притворяясь молодым, спя с тем, с кем вы падаете, или прыгая на тарзанке с моста … Для этого у нас есть первая половина жизни, чтобы собрать то, что даст необходимые результаты во второй половине, что дадут иным. Никакие цифровые технологии не меняют.

Что это за фрукт?

К.М.: Внутреннее спокойствие. Понимание себя и прочих, мудрость. Старик становится хозяином. Ему не надо ни с кем сравниваться, ему не надо никому ничего убеждать, он находится на расстоянии от себя, мира и вещей, он видит других такими, какие они есть, и принимает их. Он знает что важно. Это может многое дать.

Такой человек не себя будет чувствовать исключенным?

К.М.: Не будет, даже в том случае, если не поспевает за технологическим миром. В конце концов, человек может захотеть оставить это сам и жить в собственном анклаве. Люди давно стали бабушками и дедушками, они необходимы даже внукам или остальным детям, они могут дать им абсолютную любовь, которую родители часто не дарят … Большинство детей были эмоционально спасены благодаря дедушке или бабушке. Это как бы возвращение следующим поколениям того, что у вас есть. Сейчас это очень большая ценность, которую очень преуменьшают.

В.Э.: Это идеализированное видение. Существует много признаков того, что дела идут в ином направлении. Не только в Польше, но и по всему миру. Большинство дедушек и бабушек либо гиперактивны, либо находятся в подавлености — и в том и другом случае они недоступны для внуков. Я сам один из гиперактивных. Хорошо, что иногда я что-то пишу. Может что-то передать хотя бы в подобном виде.

Я читал, что семья в Тройместье решила усыновить бабушку и дедушку.

К.М.: Если их нет — великолепная идея. В одном доме может жить одинокий пожилой человек, который может стать другом не только для детей — приготовить ужин, пойти куда-нибудь вместе, дать столько и ощутить, что он необходим … Это тоже намек — давай сделаем это, и это не коснется нас одиночество. Давайте встретимся с кем-нибудь, не нужно ждать, пока они нас найдут.

Ох старость — не радость | пение | Анна Матяшук

О «Старости В Радости»