Поиск предков: мода на раскрытие семейной истории

Миллионы документов в сети, ложные выводы, дикие гипотезы. Онлайн-сервисы соблазняют вас найти собственных прадедов очень быстро. Но поиск корней больше похож на детективное расследование, чем на свидание в Tinder.

Екатерина Стучинская всегда втайне надеялась, что она дворянка. хотя бы немного. Пару лет назад она решила выяснить это. Она объединилась с собственным кузеном, подкованным в генеалогии, и отправилась завоевывать архивы. Она перерыла сотни крайне важных записей, официальных документов и приходских реестров. Она искала в Интернете, ездила по кладбищам, посещала ЗАГСы, училась читать документы Девятнадцатого века, написанные кириллицей. И хотя, к ее разочарованию, оказалось, что в ней не течет благородная кровь, она открыла для себя кое-что другое — поиск семейных корней может быть полезен для добра. И быть потомком кузнецов и часовщиков, которых ты сам разыскал, тоже приятно.

— В одном человеке есть детективная жилка, которая иногда заявляет о себе. Потом на протяжении нескольких недель я могу сидеть ночь за ночью над документами и искать следы собственных прадедов, — рассказывает Кася.

Ей получилось восстановить семейное древо со стороны матери до восьмого поколения назад, другими словами более или менее до середины 18-го века. Ее выводы тянутся намного дальше, до десятого поколения, где она обнаружила прадедов, которые были немецкими колонистами. Обычно это просто имя и фамилия, нет записей о рождении или браке, поэтому нет 100% решительности в родстве. А Кася — прилежный искатель: она привносит в собственное древо только тех прадедов, родство с которыми может довести. Не все это делают.

— Я знаю некоторых, которые пишут по ходу дела, даже в том случае, если только подозревают, что кто-то может быть их родственником. Таким образом можно достаточно легко породниться с Шопеном или Красинским, так как на определенном уровне семейного древа разброс такой большой, что достигает разного места. Определенным людям от этого становится легче, — смеется Кася.

Холера в Кшиворке

Тяжело сказать, сколько людей в Польше проводят похожие поиски. Безусловно, однако, что обнаружение семейных корней становится все довольно популярным событием. В наиболее распространенной соцсети для построения родословных и поиска родственников — международной MyHeritage — зарегистрировано 1,6 миллиона польских пользователей (MyHeritage.pl).pl). Сайт не только позволяет составить свое семейное дерево, но и предлагает функцию (доступную по подписке), которая дает возможность одним щелчком мыши "нанести на карту" все сохраненные профиля. Так что в теории, не отходя от компьютера, вы можете за считанные секунды найти собственных родственников по всему миру.

— Существование подобных порталов, разумеется, побуждает людей пускаться в генеалогическое приключение, признает Алан Джакман, 21 год, родоначальник помесячного онлайнового генеалогического портала

"Больше Майорума".

Собственное первое семейное дерево он нарисовал в другом классе гимназии в качестве задания для класса. А поскольку он во все времена был любознательным, он не прекращал искать новые корни, даже после того, как сдал задание (с отличием). Сегодня его родословная восходит приблизительно к 1654 году, когда его предки приехали из Австрии или Германии в Орлицкие горы, чтобы работать, вероятнее всего, на вырубке леса. Оттуда они переехали в Каменицу Польскую под Ченстоховой. Они купили эту деревню одновременно с остальными колонистами у наследницы Антонины Садовской. Тут появился на свет прадед Алан. Поиски оригинальной фамилии привели Алана к тому, что он выяснил, что его дальним родственником был лейтенант запаса Феликс Яхман, убитый в Катыни весной 1940 года. Алан имеет хороший послужной список и с радостью делится собственным опытом с другими. Но он очень настроженно относится к поиску родственников "одним кликом".

— В Интернете мы можем найти либо все, либо вообще ничего. Многое зависит от удачи, — объясняет он. — Иногда след теряется, так как документы из того либо другого прихода служили в течение исключительно суровой зимы топливом для камина. Это также зависит от их цифровизации. Если у нас есть предки из Мазовецкого воеводства, Свентокшиского или Лечицкого края, то шансы значительно выше. Еще хуже, если мы в поисках записи из Подкарпатского, Живецкого или Подляшского регионов. Тогда начинаются проблемы, — предупреждает Джакман.

В сети есть несколько порталов, где встречаются энтузиасты генеалогии. Они обмениваются наблюдениями, помогают в интерпретации документов, ищут информацию о собственных родственниках. Это большое сообщество, которое очень часто бескорыстно расширяет виртуальную базу данных и поддерживать друг друга: сканирует записи, дополняет данные, делится найденными документами. На крупнейшем генеалогическом форуме Genealodzy.pl (на профиле Facebook, который нравится более 150 тыс. (если вы человек) нет недостатка в объявлениях типа "У меня есть список педагогов в Галиции за 1868-1914 годы" или "Я отыскал список умерших с холерного кладбища в Кшиворке за 1852 год, может быть, кому-то он пригодится". На форуме регулярно ведутся споры. Кто-то загружает фотографию прадеда Стефана, родившегося в 1901 году, с просьбой определить форму, в которую он был одет, другой просит помочь прочесть свидетельство о рождении прадеда Валентина, который появился на свет во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века, а сомнения вызывает по-разному написанная фамилия матери. Помощь участников форума также применила Кася.

— Если у Вас есть сомнения в интерпретации данных, вам всегда кто то поможет, — уверяет она.

Сейчас много говорят о доступности документов в Интернете, прогрессирующей цифровизации. В крупных коллекциях, например как Geneteka.pl, созданный добровольцами, вы можете найти миллионы проиндексированных документов. Однако просто прочесть их может быть тяжело, уже не говоря об интерпретации документов.

— В первую очередь, мы встречаемся с рукописными документами, часто неразборчивыми. Буквы часто размыты, хромают, расшифровка их собой представляет определенную трудность, — говорит Алан.

— Чтение документов часто считается первым препятствием, с которым сталкивается генеалог-любитель. Вторая — языковая — нужно не забывать, что в течение 123 лет Польша официально не существовала, и необходимые документы были составлены на языках разделительных держав, поэтому в поисках до 1918 года мы встречаем документы на немецком, русском или латыни. Опыт Джакмана показывает, что в век оцифровки большинство людей вовлекаются в генеалогические исследования также быстро, как и сдаются после первых неудач.

Поиск генеалогических записей — это только начало. Собственно тогда начинается настоящее детективное приключение, говорит Алан.

Имея данные и горстку семейных историй, мы можем начать строить гипотезы, а потом искать способы их доказательства. Дело все в творчестве.

— Генеалогия — это приключение в историю. Вы обязаны знать реалии прошлого, географию, иногда топографию, смотреть на карты. Прекрасными источниками являются газеты, из которых можно выяснить, что было в период, когда жили ваши предки, к примеру. пропали с нашего "радара". Возможно, в данном районе были какие-то стихийные бедствия, чума или походы войск, которые заставили нас переехать, — объясняет Джакман.

Идентичность от корней

Поиск семейных корней приобрел популярность по всему миру, тем более в Соединенных Штатах, где любой человек откуда-то родом и желает узнать об этом больше. Эта тенденция плавно доходит до Польши, но начинает распространяться за пределы круга историков, увлеченных историей Польши. По мнению психолога Джоанны Хайдтман, врача философии, растущая необходимость в поисках семейных корней во многом вызвана временем, в котором мы живём.

— И мы живём во времена массового индивидуализма. Благодаря массовому индивидуализму мы делаемся похожими один на один — как мы выглядим, как мы живём, как мы функционируем. Но одновременно западная культура акцентирует уникальность, оригинальность, неповторимость. По словам врача Хайдтмана, поиск прадедов, создание уникальной истории семьи может стать способом удовлетворения этой потребности в уникальности.

Согласно ее точке зрения, это один из вариантов избежать ситуации, когда мы начинаем пропадать в массовом обществе как личность.

— Наша идентичность сформировывается под воздействием чувства различия, отличия, специфики. Если в моем ближайшем окружении, другими словами в семье, я нахожу людей с высоким статусом, харизмой или особенными способностями, у меня может появиться индивидуальное чувство, что это также идентифицирует меня, создает мою ценность, выделяет меня, — объясняет психолог.

Для писательницы Албены Грабовской, которая в собственном романе "Где появился на свет Орфей" собрала семейные истории собственной бабушки, жившей в Болгарии, балканские корни являются

соответствующий. — Хотя я всегда ощущал себя поляком, мое болгарское происхождение — составная часть моей идентичности", — объясняет писатель.

Она сама никогда не изучала документы в поиске следов собственных прадедов.

— Чтобы узнать о собственных корнях, не обязательно обращаться к архивам — достаточно спросить собственную бабушку, тетю, двоюродную сестру. И сделать это лучше сразу, так как никогда не знаешь, когда будет очень поздно, — напоминает он и добавляет: — То, кем были наши предки, всегда в какой-то степени создает нас. Я написал книгу "Где появился на свет Орфей", дабы выручить семейную историю от забвения. Чтобы у моих детей был источник знаний о собственном происхождении, — объясняет Альбена Грабовска.

Из потребностей сердца

независимо от мотивации, пристрастие генеалогией требует, в первую очередь, времени и терпения. Не у всех есть и то, и другое. Однако если они хотят разгадать семейную тайну многолетней давности, составить родословную или найти родственников, они могут обратиться за помощью к специалистам. Нет недостатка в компаниях, которые занимаются поиском на коммерческой основе. Кинга Боровец и Каролина Шлезак основали компанию Your Roots в Польше семь лет тому назад. Они любят говорить о себе, что отслеживают семейные истории. Они находят пропавших родственников и неженатых детей, проверяют, действительно ли прадед проиграл собственное состояние в карты, какие метки в аттестате были у предка известного математика. Всего в компании Your Roots в Польше работает девять человек, которые обрабатывают до 20 дел в течении месяца. Отдельные из них решить можно на протяжении семи дней — к примеру, определить место захоронения дальнего родственника, — другие занимают месяцы или годы. Не так давно закрылось самое длинное дело. После 7 лет. После повторного анализа данных они смогли найти пропавших тринадцать братьев и сестер бабушки собственного клиента. Кто заявляет о себе? По оценкам Кинги, около 65 процентов их клиентов — иностранцы, преимущественно из США, Канады, однако есть также британцы, южноафриканцы, австралийцы, швейцарцы и новозеландцы. Как правило это люди, близкие к выходу на пенсию, у которых есть деньги и время, и, в первую очередь, внутренняя необходимость найти собственные корни.

— Подавляющее многие из них ищут от сердца, — объясняет Каролина. Довольно часто они планируют отправиться в Польшу по следам собственных прадедов. Девочки помогают им разобраться в данной экспедиции. Они находят могилы на кладбищах, стараются найти место, где мог стоять дом прадеда, иногда им получается найти живых родственников. Какое то время назад они отвезли американского журналиста в деревню под Саноком, где до войны жил его дедушка. Им получилось найти фундамент семейного дома и несколько грушевых деревьев, которые росли в его фруктовом саду и плодоносят по сей день. Интересно, что первое, что сделал дедушка, оселившись в Америке, — посадил грушевый сад! Выяснилось также, что в деревне еще жив 94-летний сосед дедушки, который рассказал о том дне, когда его забрали в лагерь гестапо.

— Это всегда достаточно трогательные встречи, — вспоминает Каролина. Но нет недостатка в сюрпризах. — Какое то время назад к нам обратилась семья музыкантов с Запада, чья бабушка имела польские корни. Мы получили информацию, что она происходила из обеспеченной католической семьи. Но оказалось, что бабушка Крыся происходила из семьи еврейских купцов. Путешествуя за границу, девушка снова открыла собственное прошлое — говорит Кинга.

При раскопках семейных историй нет недостатка в аналогичных сюрпризах. Не все из них легко принять.

— Тех, кто разнится от нашего образа, мы часто маргинализируем или подавляем. Иногда мы объясняем себе, что это была ошибка или, возможно, источники были ненадежными, — объясняет Джоанна Хайдтман, врач философии, и добавляет, что такое поразительное открытие может также поменять восприятие своей личности. Это тяжело, так как требует перестройки нашего представления о себе, изменения многих взглядов или оценок. Но после такое открытие становится глубоким переживанием, прорывом, иногда освобождением.

— Но подобные изменения происходят лишь тогда, когда мы действительно готовы к правде и открыты для различных, не всегда комфортабельных историй о нашей семье, — признает врач Хайдтман.

Иногда поиск польских корней считается практическим делом. После Brexit возросло число клиентов из Англии, желающих получить польское гражданство, разыскав собственных польских прадедов.

— За счёт этого даже после выхода Соединенного Королевства из Европейского Союза они смогут пользоваться теми привилегиями, которые имеют сейчас, — объясняет Кинга. — Решают ли профессионалы генеалогические хитросплетения лучше, чем любители? Мы работаем быстрее и эффектнее. Мы знаем, где искать, нам легче работать в архивах, офисах, мы протянули тропы, мы знаем специфику документов. Те, кто действительно желает, имеет время и желание, достигнут аналогичных результатов. Нашу работу упрощают знания, которые тяжело приобрести в сразу. Мы знаем тонкости истории и умеем читать старые польские бланки, — указывает он. За профессионализм необходимо платить. День работы в архиве с переводом и подготовкой отчета стоит около 600 злотых. Стоимость зависит от времени, которое вам нужно посвятить поиску. Родословное дерево с информацией о ваших предках стоит от трех до восьми тысяч злотых. Но цена обычно не большая проблема. Воспоминания и эмоции бесценны.

Как узнать предков и историю своей семьи по фамилии | Метрические книги и переписи | Генеалогия

Как узнать историю своей семьи?

, , , ,