«Не-ваши» отцы «не-ваших» детей

Она замужем за матерью-одиночкой, которая заводит своего ребенка в отношения. Однако после расставания с собственной партнершей мужчина должен также расстаться с тем «не собственным» ребенком, которого он сумел полюбить. «Не-его» папа себя чувствует виноватым или же просто скучает по отношениям с ребенком, он желает насаждать это знакомство. Как умно поступить в подобной ситуации?

Возникает все больше и больше ситуаций, в которых мужчина имеет эмоциональные отношения с ребенком собственного партнера и желает поддерживать с ним связь, даже в том случае, если во взрослых отношениях все пошло не так. Так как модель семьи тоже поменялась. И очень часто вместо того, чтобы согласоваться браком с любовью, верностью и присутствием добра и зла, мы обещаем: «Посмотрим, как это будет».

Проблема, но, в том, что в подобной ситуации мы когда нибудь делаемся жертвой темпоральности. Все могло бы быть иначе, если бы они выросли раньше, думали о благополучии ребенка, решали вопрос ухода за ним де-юре.

— Чувства и боль мужчин, «не их» отцов, важны, но самое основное — это то, что необходимо и ощущают сами дети, более чувствительные и ранимые, чем взрослые, — говорит Анна Цвойджинска, психолог, системный психотерапевт в Познаньском здравоохранении. клиника психического здоровья для малышей и подростков. — Уважая боль таких джентльменов, мне интересно, полезно ли для ребенка осознание их стремления либо же это самые лучшие детские интересы.

Собственно из-за самых лучших детских интересов мужчина, который все еще желает беспокоиться о нем, должен ответить на вопросы, сможет ли он поладить с собственным бывшим партнером в данном вопросе и почему для него важно продолжать этот контакт. К чему это должно привести?.

Сердца на руку мало

Роберт, папа Матеуша, девятилетний, через шесть месяцев после разрыва с Беатой, его мать говорит, что ощущает ответственность за мальчика, который откровенно привязался к нему. Он не может бросить его просто так, так как в течение трех лет, когда они пытались остаться семьей, они вместе планировали очень много будущего, к примеру. вместе походы, путешествия. В определенный момент мальчик начал переодеваться Робертом, читая сказки, о которых они вместе говорили. Помимо того, Матеуш даёт ему импульс к действию — он позволил ему открыть для себя «отцовские» чувства, так как у Роберта никогда не было своих детей. Расставшись с Беатой, он хотел бы строить эти отношения на дружбе между взрослым и ребенком и считает, что это реально. Однако Беата говорит, что у Роберта не должно находиться чрева в голове Матеуша. Ведь когда нибудь они, взрослые, связываются с кем-либо иным. Уверена, что разрыв таких отношений — замечательное решение.

Мариуш, «не-домашний» папа десятилетней Майки, все реже и редко встречается с ее матерью Ивоной. За плечами у них полтора года отношений, но Мариуш рассчитывает, что их отношения не сохранятся. Он этого боится, так как привязался к Майке, а она к нему. Я не хочу терять эту абсолютную любовь, не подверженную страсти взрослых.

Мацей, папа семилетнего Миколая, мать которого Аня погибла в результате несчастного случая, говорит, что за два с половиной года им получилось создать реальную семью. С этой точки зрения было ошибкой сообщать отношения (не усыновлять ребенка), но никто не подумал о смерти. Он просто желает вырастить Миколая и думает, что его дедушка и бабушка, старики, не обеспечивают ему настоящего развития. Очень важная проблема Мацея в том, что после смерти Анны домашний суд передал опеку над ребенком бабушке и дедушке (биологический папа разорвал с ним отношения в начале), и они не хотят, чтобы эти контакты реализовывались. Они полагают, что чувства Мацея недостоверны, так как он фальшивый папа Миколая.

— Держите голову перед этими мужчинами, которые любят "не собственных" детей. Но боюсь, это все немного "пока". С сердцем в руке. «Так как я хотел бы встретиться». К большому сожалению, просто нереально встретить ребенка, — говорит Анна Цвойдзинская. — Большинство из этих отцов должны дать ответ, кем они хотели бы быть для ребенка: наставником, другом, старшим коллегой? Только если получиться создать дружеские отношения между 40- и 10-летними? — риторически спрашивает психолог. — Это отношения между взрослым и ребенком, принципиально асимметрические. Ребенку хорошо иметь наставника — того, кто его поддерживает, помогает развивать личность и страсть. Однако наставником тоже может быть кто-нибудь из семьи ребенка (дедушка, дядя) или преподаватель, тренер. Тренер к примеру. говорит: «Ты прекрасно играешь в футбол, ты будешь хорошим игроком». И этот контекст встреч гораздо яснее.

Свидание с ребенком на заднем плане

У «не их» отцов дети высвобождали чувства, о которых раньше не думали, черпали из них что-то великолепное, хотя на это уходило достаточно времени. «Незнакомые» привыкли к мысли, что, сближаясь с привлекательным партнером, они также вступают в отношения родства с ее ребенком. Они учились новой роли.

— Отдается биологический отец. В случае с иным мужчиной мы всегда дело имеем с своего рода «кастингом». А качество отношений между взрослыми часто зависит от того, принимает ребенок партнера либо нет, — объясняет Анна Цвойдзинская. — Начало подобных отношений может быть вполне приятным для младшего ребенка. Так как приезжает милый гражданин, с которым можно сыграть на компьютере или пойти в кино. Господь желает поразить мать, поэтому он позаботится о том, чтобы и ребенок хорошо провел время. Дальше все будет зависеть от того, какую роль будет играть этот кавалер. И какую роль мать ребенка даст возможность ему сыграть.

Мариуш признает, что Майка с самого начала являлась «закуской» для отношений и препятствием для реализации страсти. Но как только он щелкнул, все было кончено. Между ним и девушкой ничего не было быстро достигнуто. Эта близость не была идеальной, он часто слышал: «Ты мне не папа». Тогда он ответил: «Хорошо, так как мне не обязательно любить тебя. Но я могу, и я действительно забочусь о тебе ". Обычно это заканчивалось общим смехом. Также он стал быстро сопровождать девушку в школу и забирать ее оттуда. Спустя год он почувствовал, что они становятся семьей.

В начале отношений Роберт увидел, что Беата не хотела связываться с Матеушем. Она блокировала более отношения родства с ребенком, она не хотела, чтобы ее сын привык к ее следующему партнеру, она была сверхчувствительной, и даже у нее сложилось впечатление, что она защищала мальчика от него, отправляя сына к его биологическому отцу, когда бы она ни была собирается встретиться с Робертом. Это приводило к напряженности, поскольку она часто злилась, что ее бывший был плохим опекуном. Это поменялось на протяжении определенного времени. Роберт стал ночевать на выходных, они с Матеушем делали уроки, говорили друг дружке чувственные истории перед тем как ложиться спать или искали комические видео в Интернете и смеялись над ними. В три года они начали выезжать за город. Позднее за рубежом. В конце концов, он начал включать Мэтью во все собственные планы. Беата не возражала. Только … очень часто она указывала Роберту, что в конкретных ситуациях он вел себя неадекватно. С одной стороны, она хотела, чтобы он был образцом для подражания для малышки, со второй — осуждала ребенка за то, что он сделал что-то не так. К примеру, когда Роберт решил научить Матеуша ездить на велосипеде. Он немного испугался, Роберт уговорил его расстаться. Ребенок упал. Не опасно, но здесь же вмешалась мама, и потасовка кончилась для приятного вечера. Какое то время Матеуш опять чаще навещал собственного биологического отца. Во время встреч с Беатой Роберт стал молить о присутствии мальчика, что дополнительно раздражало его партнершу. Как то они пошли к общим друзьям. За рулем Беата остановила машину и сказала Роберту выйти. Перед Матеушем, который заплакал. Дело пошло по мелочи: мальчик скулил, и Роберт обратил его внимание. Может быть, слишком сурово. Автомобиль затормозил в глуши. Там тоже их отношения завершились.

Что дальше после разрыва?

Когда медовый месяц Мариуша и Ивоны перешел в ледяные месяцы, он услышал: «Ну, у нас дела идут плохо». Он не так давно от нее переселился, но хотел бы видеть Майку. Тот момент, что страсти между взрослыми становятся слабее, не должен автоматично означать разрыв отношений с детьми. Даже "не собственный". Партнер избегает данной темы, но Мариуш надеется, что, когда эмоции утихнут, Ивона даст возможность ему связаться с ребенком. Он считает, что они ладят. В конце концов, они оба хотят добра для Майки.

— Все не легко, — говорит Анна Цвойдзинская. — То, что заставляет ребенка ощущать себя в безопасности и любимым, хорошо для ребенка. А если, к примеру,. существует ситуация, в которой вам нужно тайно от нее встретиться с бывшим партнером вашей матери, окажет ли эта ситуация хорошее влияние на ощущение безопасности ребенка? Я так думаю, не обязательно.

И все же эти встречи происходят. Не так давно Роберт повстречал Матеуша на площадке для детей рядом. Он уже прекрасно катается на велосипеде. Они упали друг дружке в объятия и, как раньше, начали забавляться. К восторгу присоединились и прочие дети. Подружка Матеуша задала вопрос: «Когда ты вернешься с папой?". Матеуш ответил, что это не его папа. «Мы приятели», — быстро добавил Роберт. И его сердце разбилось. Не благодаря тому, что его обидело слово «друг». Он всегда говорил Матеушу, что не заменит собственного отца, однако что они будут его прекрасными друзьями. Ему было больно, что он не знал, когда это будет возможно.

Анна Цвойджинская: — Характер отношений после разрыва определяется тем, что было до него. В совершенстве они обязаны быть следствием договоренностей между взрослыми. Важно, чтобы, прежде всего, взрослые знали, чего они ждут друг от друга, а еще чего они ждут от своих детей. И чтобы они рассмотрели, можно ли оправдать эти ожидания. Детям необходимо ощущение защищенности и верить в то, что их любят. Необходимо задуматься, увеличивают ли решения взрослых это ощущение в них либо подрывают его. Во-первых, взрослые должны вместе решить, считается ли, согласно их точке зрения, такой контакт прекрасной идеей, в какой форме он должен происходить и могут ли они обеспечить соответствующий эмоциональный климат допустимых встреч. Лишь тогда вы сможете побеседовать об этом с собственным ребенком — также вместе. Однако не нужно ждать спокойной, уравновешенной реакции ребенка на информацию о расставании близких ему людей. Часто такой разговор в действительности собой представляет серию из нескольких встреч, нескольких разговоров, в ходе которых могут появиться новые темы, вопросы, сомнения и размышления. Стоит думать об этом не как о разовом мероприятии, а как о процессе, а еще дать ребенку время подумать и возможность вернуться к теме, когда ему это необходимо. Если, однако, в процессе разговора между взрослыми они скажут, что не могут договориться о том, считается ли последующий контакт прекрасной идеей, то … возможно, не о чем говорить.

Когда отцы раздражают детей? | Вопрос служителю церкви

Что значит не раздражать детей, как это выражается практически? | «Библия говорит» | 132