Моника кушинска: и снова я ничего не знаю

После несчастного случая она восстановила собственный мир. Она научилась принимать себя и тот момент, что многие вещи находятся вне ее контроля. И вдруг он появился. и перевернул ее мир с ног на голову. С момента рождения Джереми диапазон эмоций Моники Кушинской расширился от сильного страха до еще большей любви. Вопросы счастья и смысла страдания возвращаются. Какие ответы они находят?

Мы разговаривали три года назад, когда вы появились на нашей обложке. В то время вы были заняты подготовкой к конкурсу Евровидение. Что вы делаете сейчас?

Думаю, догадаться очень легко (смеется). Ты хочешь, чтобы я сказал это вслух? Ну… Сегодня я живу с ребенком, семьей и… как правило этим.

Джереми, вашему сыну, уже более года. Что вы открыли о себе в данной новой ситуации и новой роли?

Для меня это особенно сложная тема для разговора. С одной стороны, так как это так интимно, а со второй — так свежо. Я еще не собрал все вместе, во мне массу эмоций — как позитивных, так и менее позитивных. Может быть, это не только мой опыт, возможно, у всех матерей так.

До рождения ребенка мой мир был упорядоченным и неопасным. К примеру, я ощутила, что больше ничего не боюсь. Что я прочно обосновался в настоящем. Во мне было много покоя. Когда появился Джереми, пришла любовь и привычка — сильнее каждый день и абсолютно непохожая на то, что я знала раньше, — но также и то, что пугало меня. Страх вернулся. страх за его будущее, за его здоровье и жизнь, просто страх за него. Разумеется, люди не хотят себе представлять плохие вещи и пытаются не думать о них, но разум подсказывает новые образы. Я даже не столько учусь бороться, сколько работать с данным препаратом.

Детальнее читайте в июньском номере журнала SENS.

Выпуск 062018 также доступен в электронной версии.

Белоруссию не пустили на Евровидение. В песне нашли политический подтекст

На конкурсе «Евровидение» Россию будет представлять певица Манижа.

, , ,