Мой внутренний тормоз. автокаботаж

Как прекратить играть в прятки с собой? Хорошо бы узнать, какие модели самосаботажа вы применяете, а потом разоружить их, — советует Беата Качиньска, психотерапевт, тренер.

Любой из нас — саботаж?

Мы все автокаботазисты. Самосаботаж — это отношение, которое связано с отсутствием готовности открыть и испытать правду о себе. Это нас останавливает в процессе внесения изменений, но одновременно это интересный информационный источник о том, кто мы в действительности, чего мы хотим и чего боимся. Это механизм, который немного похож на игру в прятки с самим собой. Перефирийным зрением мы видим в зеркале обрывок фигуры, но что-то мешает нам смотреть этому персонажу именно в глаза.

Так как же в действительности выглядит самосаботаж?

«Гиды перестают работать» — одна из наиболее популярных самодиверсионных стратегий. Люди приобретают умные книги и даже читают их, а потом не могут спрятать сожаления, что в их жизни ничего не поменялось. Чтение не принесло ожидаемого откровения и срочного переворота. Вывод может быть лишь один: «Гиды перестают работать».

Они не ошибаются?

Майя, а не Мэй — как в автокаботаже. Сама книжка, даже самая мудрая, ничего не изменит, если ее читатели не начнут работать над тем, над чем они хотели бы работать, изменять, открывать. Если они не выполняют ни одно из тренировок из книги, если они выполняют их 1 раз, не обращая внимания на рекомендацию постоянного повторения, если они пропускают важные и не комфортные части, так как они скучны, если — если даже критически — они не обсуждают. Но все таки, другие автодиверсанты всегда ищут подходящего специалиста. Есть люди, которые проверяют бесчисленное кол-во адресов и имен, но все еще не могут найти единственного подходящего терапевта или тренера. Как то на консультации я услышала от женщины, что «на фото я выглядела серьезнее». Она не решила работать со мной, и меня это не удивило, так как в то же время она сказала мне, что я один из многих специалистов, которые проверяют — химии с другими не было, у кого-то очень мало опыта, а у кого-то был очень большой и казался уже сгоревшим. У кого-то был мрачный офис. Это крайний вариант, но практически есть люди, которые считают: «Это мастер отвечает за то, что я не могу заниматься самосовершенствованием ».

Они осознанно прячут правду о себе?

Есть разновидность самодействия, которую я называю самодиверсией maligna. Во время на следующий день сессий со мной неоднократно бывали случаи, когда заказчик обнаруживал что-то глубокое, имел настоящие озарения. Я видел, что его откровенно тронуло то, что возникло в его сознании. После на следующей встрече … он не вспомнил, что случилось, или полностью проигнорировал значение этого открытия и силу жизни.

Почему?

Люди игнорируют и преуменьшают открытие правды о себе, так как им тяжело согласится, что то, что они делали даже в наше время, абсолютно несовместимо с их потребностями и ценностями. Более того — кардинальное изменение личного или профессионального пути, возможно, попросит усилий и самых разных усилий, и это уже не звучит хорошо. Благодаря этому я часто слышу: «Да, мне показалось, что это понравилось, но, поразмыслив, я знаю, что эта вновь открытая дорога тоже не моя». Еще одна сфера автодиверсии — и я говорю о ней с некоторой осторожностью, но также и с серьезностью — это говоря иначе. депрессия. Депрессия, Кроме того, что считается довольно серьезным заболеванием, стала «утечкой» в тренерских и психологических кабинетах. Люди неправильно принимают состояния печали, подавлености, приема лекарственных средств, волнения, тоски, сонливости или усталости — естественные в очень разный период времени жизни — с реальной депрессией. «Я, должно быть, в подавлености» — для некоторых — и в определенных социальных кругах — чрезвычайно привлекательное извинение.

Согласно их точке зрения, они решают много различных непростых вопросов.

Даже такие, как посещение психотерапевта и постановка определенного диагноза. Они говорят себе: «В моем состоянии? Что я могу делать? Нить". И если даже им получается обратиться к профессионалу, в основном, через некоторое время они перестают пить лекарственные препараты либо даже не начинают их принимать. Я часто слышу это предложение, когда ко мне обращаются клиенты в жизненном кризисе и испуганной ситуации, в которой они встречаются с призывом «псевдодепрессия» в мою голову. В сумку с подобным логотипом бросают весь собственный опыт и при этом свою готовность к неприятностям. Вот объяснения. Им пока ничего не надо делать. И вот тогда он увидит. Есть также некоторые саморазрушители, которые продолжают приходить к тренеру с такой же проблемой. Они говорят одно и то же опять и опять. Каждое открытие о вас не очень хорошее, вдохновляющее, не очень наполняющее и актуальное. Тот же сюжет еще отделывается. Так как, говоря проще, дело абсолютно не в них.

Как насчет?

Что-то абсолютно другое, они часто не знают, что.

К примеру, они говорят о собственной работе, а реальная проблема — в отношениях?

да. Либо наоборот. Случается и так, что частые «разговоры о» заменяют действие. Когда мы сплетаем видения и истории, «прорабатываем» собственные сомнения, мы начинаем ощущать, что живы. Беда в том, что по завершении разговора энергия выветривается, а мы все равно просыпаемся на том же месте. Есть также люди, которые предрасположены бесконечно анализировать. Они приводят очень богатые аргументы, чтобы оправдать собственные разные состояния, причины и проблемы. Это не значит изменение или улучшение жизненного качества, или удаление дилемм и улучшение вашей ситуации. Это может быть чрезвычайно интеллектуально соблазнительным, однако по сути бесплодным.

«Я толстый, уродливый, и у меня никогда не удастся» — к какой группе автодиверсий вы бы отнесли это предложение?

Это быстрее привычка думать, вера, которая саботирует развитие. Если верить такой мысли, рецепт отчаяния готов. Между тем, необходимо не забывать, что каждая мысль — это «продукт» нашей головы и как таковая может быть проверена и изменена. Может ли это быть примером саботажа? Пожалуй, да, если, зная, как работают убеждения, мы все еще держим такую ?мысль в голове и настойчиво ее мучаем. Просто красота, вес и объект чьего-то вздоха — вот те области, в которых мы часто допускаем разные языковые злоупотребления. Вместо того, чтобы говорить: «Waze, теперь можно сказать все», мы говорим: «Я толстый» — и заставляем вас беспокоится наготове. Применяя такой унизительный нарратив, мы усиливаем нашу беспомощность, мы поддерживаем бесполезную иллюзию неизменности: в конце концов, поскольку это Я ЕСМЬ, с этим ничего нельзя поделать. Тут дьявол в словах.

Если кто-то думает: «Меня сейчас не устраивает моя внешность, но сильно хочется поработать над собой» — на этом автодивация завершается. Часто достижение такой точки требует большой работы над собой.

Я так думаю, внесению изменений мешают разные убеждения, жизненные сценарии вроде: «Женщинам в жизни сложно, и вы ничего не можете с этим поделать». Эти убеждения подобны поводьям, сдерживающим наше любопытство, нашу тягу к открытиям и экспериментам. К примеру: «Такая старуха, как я, не начнет все сначала». Думая, что можно начать с нуля, вы должны согласится, что что-то не вышло, вы даже можете испытывать связанный с этим дискомфорт.

Еще одна ограничивающая схема — это убеждение: «Я жертва». Часто бывает, что женщины, которые так думают о себе, выбирают людей, которые всегда будут плохо себя дарить (тем более потому, что они неосознанно прилагают все усилия для этого). Они влюбляются в недосягаемых мужчин (к примеру,. тех, кто находится в счастливых отношениях), чтобы еще раз доказать, что им не предназначено быть счастливыми в собственной жизни. Она участвует в многочисленных группах развития и ищет разные женские сообщества надеясь, что кто-то в конце концов поймет их и разочарует, что снаружи придут благодарность и спасение. Между тем, такая модель существования не приносит предвкушаемых результатов, так как не может их дать.

И когда перестает быть полезным?

Когда человек начинает вкусить собственное несчастье, и не пытается из него выбраться. Когда он настойчиво отказывается на себя взять ответственность за то, чтобы поменять себя и собственную жизнь.

Плохо ли самосаботаж?

Ни плохо, ни хорошо. Он только своего рода механизм, переживаемый любым из нас в том, что мы определяем как проблемные ситуации. Честно они не должны быть такими, но так как, к примеру,. мы дело имеем с ними впервые в жизни, они кажутся непреодолимыми. Довольно часто автодиверсии представляют собой фиксированный образец реакции на эту ситуацию, к примеру. человек в раннем возрасте реагировал избеганием ссор, ведь собственно она предотвращала страдания. Поэтому в собственной взрослой жизни он продолжает это делать, хотя таким образом он стоит на ногах: он убирается, вместо того, чтобы бороться за себя.

Как узнать, какой автосаботаж мне более всего нравится?

Самосаботаж повторяется, это привычка. За счёт этого, это дает нам шанс узнать об этом. И они воспользовались этой мудростью, задав себе самые простые вопросы: для чего мне такой образ поведения? О каких моих потребностях он сообщает мне? Что я хочу получить таким образом и чего избегаю? Так что давайте будем внимательными наблюдателями за собой: есть ли в нашей жизни повторяющиеся неприятные, ненужные ситуации? Какие? Как сделать так, чтобы мы опять не достигли хорошего результата? Мы классически отступаем или седеем? А может у нас существует еще один патент на гарантированный отказ? До той поры, пока мы не захотим остановиться и вытряхнуть из обуви этот саботажный камешек, мы живём с чувством неудобства.

Как следить за собственным мышлением, чтобы словить моменты саботажа?

Можно записывать мысли, тем более когда мы переживаем. Спросите: что я тогда думаю о себе, мире и людях? Какие из данных мыслей мне полезны, а какие нет? Главным нюансом в любой ситуации считается, как минимум, дать себе возможность подумать: «То, что я думаю о себе таким образом, не то же самое, что я». Ваши мысли не факты. Если вы так думаете о себе, вы можете думать иначе. Мы часто обманываем себя в том, что говорим сами себе. Если мы подумаем об этом глубже, мы знаем, что нам на самом деле не нравится эта Мэрила, с которой мы дружим, или мы злимся на Мэриана, о которой мы решили, что он будет нашим мужем, так как есть у него прекрасная работа. Мы неосознанно знаем, что это не выход.

Поможет ли нам понимание механизмов саботажа преобразиться?

Не обязательно. Ко мне приходят люди, которые говорят: «Я знаю, как это работает, изменчиво ли?". Пожалуй, частично. Но давайте не будем слишком строгие к себе и не обвинять себя в автодиверсии. Предлагаю выработать привычку сострадать самому себе, нежность к собственной слабости, неподготовленность, пить лекарственные препараты перед изменением. И привычка забавлять человека. Чтобы не относиться к себе так смертельно серьёзно. В конце концов, эти все автодиверсии временами забавны. Вы только представьте, что мы сидим в окопе, в каске, с привязанными к воротнику березовыми ветвями, чтобы спрятаться от себя самих. Если мы хотим смотреть один на один с подобным расстояния — тогда мы чувствуем, что пора покинуть наш любимый окоп. Скажите себе: «Мне страшно, но я сбегу». И в самом деле начать жить иначе.

Беата Качиньска: мастер-тренер, психолог, тренер школы Wings Coaching. Он проводит коучинг для изменения бизнеса и жизни. Преподаватель и куратор других тренеров и тренеров.

Каботаж!!!Что это такое,и как с ним бороться??Как соблюдать правила Каботажа?#без опыта#на бусе#

Каботаж