Мама, папа, учитесь! чему нас учат дети, спрашиваем мы у екатерины миллер

Они бывают раздражающими, но также обезоруживающими и честными до мелочи. Психолог Катажина Миллер говорит, что дети — лучшие учителя жизни, причем бессознательно. Если мы хотим этого, они учат нас терпению, спонтанности, истине и умению быть тут и сейчас. Как не закрыть в них эти натуральные способности?

Ева Новак, воспитатель и автор книг, как то написала, что если ваш или чей-то ребенок сильно раздражает вас, задайтесь вопросом: чему он/она желает научить вас собственным поведением? Какой важный урок он пытается преподать вам?

Может быть, это даже не сам ребенок желает преподать вам урок, а участь. Я думаю, что дети делают и говорят серьезные вещи, сами того не зная. Они выполняют это на уровне интуиции. Как то меня очень заинтриговала иная вещь. Родители всегда встречаются с моментом в развитии собственных детей, когда они сами прошли через нечто подобное, и у их родителей ничего не вышло. поэтому у них имеется определенная травма, которая связана с этим моментом. И когда они переживают то же самое с собственными детьми, эта травма возобновляется, и она может возникать в виде раздражения, гнева, волнения, беспомощности.

Из-за этой травмы они не знают, как себя вести?

Либо они не знают, как себя вести, либо намного больше расстраиваются и злятся на детей. Или они более беспомощны.

Вы хотите сказать, что рождение детей позволяет пережить детство?

И проработать те вещи, которые нас расстраивали, вызывали трудности, и в которых наши родители показывали нам модели родительского поведения, которые нас беспокоили.

Теперь, будучи родителями, мы должны вести себя абсолютно иначе?

В первую очередь, мы должны осознать, что что-то двигает нами сильнее, чем обычно, что что-то дается нам сложнее. Что это означает? Что это означает? Допустим, ваш ребенок не умеет себя вести, регулярно опаздывает, врет, говорит..: "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься" или "Ты мне не нравишься". Возможно, они не думали, перед тем как реагировать. Может быть, они оскорбляли нас, осуждали, может быть, они длительное время были нам неприятны благодаря этому. Возможно, они длительное время были нам неприятны. Если даже это совершенно не так, стоит вернуться к этому моменту, так как тогда мы сможем вспомнить, что ощущает ребенок в подобной ситуации. Если родитель может сказать себе: "О, Боже, когда-то я был рупором", он сможет лучше понять собственного ребенка. Он может даже сказать ему: "Знаешь что, я тоже когда-то так делал, я тебя понимаю". И обстановка меняется. Ребенок ощущает, что с него сняли некую одиозную печать.

И что потом? Мы должны вести себя сейчас так, как мы бы хотели, чтобы наш родитель вел себя в прежней ситуации?

Оптимальный способ сделать это — спросить себя. Как бы я хотел, чтобы вела себя моя мать в раннем возрасте? Может быть, я бы хотел, чтобы она сказала: "Дорогостоящая, ты меня этим расстроила. "Я очень сильно на тебя накричала, однако ничего страшного не случилось. Надеюсь, впредь вы будете внимательны. Или, может быть, мы можем сделать что-то, чтобы это не повторилось в дальнейшем. Что вам необходимо сделать, чтобы в следующий раз вести себя по-другому?". Видите ли, это ключевой вопрос.

Что вам необходимо?

Что вам необходимо, чтобы не повторить это опять? Разумеется, разные проблемы также конкретно зависят от возраста ребенка. Старшие дети начинают уходить к друзьям, на встречи или мероприятия, и вот тогда, к примеру, такому ребенку достаточно тяжело уследить за возвращением в конкретное время — когда ты веселишься, возвращаться вообще нет желания. К тому же, все другие все еще остаются..

Поэтому вместо того, чтобы раздражаться, мы должны спросить ребенка: "Что вам необходимо для того, чтобы..

…с одной стороны, развлечься, а со второй — сообщить мне, во сколько вы вернетесь, и убедиться, что вы в безопасности".

Вы говорите, чтобы напомнить себе, что когда-то мы были похожими, однако что если мы были различными?

Так как я как мать позволяю себе больше или мой ребенок разнится от меня? Ну, это абсолютно возможно.

Родителям кажется настоящим, что дочь будет похожа на мать, а сын — на отца. Иногда они даже ждут этого.

И это зависит от обстоятельств. Так как иногда я слышу, как женщины говорят: "Боже, если бы только моя дочь была умнее меня". (смеется) Или: "Я бы хотел, чтобы она выше позволяла себе, так как я этого не делал". Имеются такие хорошие мамы.

Возьмём такой пример: ребенок не желает учиться. Для мамы, которая любит школу и всегда хорошо училась, это может быть непонятно. Должна ли она позволять дочери делать то, что она желает, или настаивать на выполнении задания на дом? Должны ли вы требовать от своих детей или давать им больше свободы?

Лучше всего сесть с собственной дочкой и сказать: "Дорогостоящая, это бесподобно. Мы такие разнообразные. Я бы сильно хотел, чтобы ваша жизнь сложилась так, как вам нравится. Поэтому скажите мне сейчас, во время нашей встречи, что вы планируете делать — что вы планируете делать дома, в собственной комнате и с собой — чтобы это работало на вас. Мы все запишем, мы даже можем поставить печать на картофель и запечатать его. И мы оба будем это уважать".

Другими словами вы выступал за то, чтобы ребенок сам определял собственные обязанности и цели в установленном возрасте?

Вы — член семьи и нашего дома, поэтому вы можете сказать про то, что вы собираетесь сделать для общества. Не надо себя заставлять делать то, что вам не понравится, однако если вам это нравится в меру, вы можете это делать.

А что насчет обучения?

Никого нельзя принуждать учиться. Ребенку должно быть позволено читать то, что он желает, учиться тому, что он желает. И если он не найдет ничего, что ему нравится, у него будет плохая жизнь, так как он не будет знать, что ему нравится, а что нет. И ему будет либо тоскливо, либо грустно, либо пусто.

Интересно, что на это скажут в школе… Но я понимаю, что вы хотите, чтобы у вашего ребенка имелась возможность выбора, а не чтобы его лишали этого?

Да. Я за то, чтобы ребенок знал о последствиях собственных действий и выбор сделал, продолжать ли ему вести себя подобным образом. Допустим, Вы можете сыграть приблизительно так: как то мама — дочь, а дочь — мама. Итак, давайте опять сядем с ребенком и скажем: "Как насчет того, чтобы 1 день я вел себя как ты, а ты — как я? Однако это будет интересно, так как я никогда не вел себя так, как вы. А вам это неинтересно?". В 1 день мы делаем все, что желает дочь, а на следующий день — все, что желает мать. Если она желает прогуливать, мы прогуливаем. А после дня мы говорим: что мне понравилось, а что нет, как я себя чувствовал, что для меня было тяжело и что я возьму у вас на вооружение. Это всегда приводит к тому, чего мы не ожидали. как позитивные, так и негативные.

Нет ли у вас ощущения, что сегодняшние родители не хотят ничему учиться у собственных детей — они ведут себя так, словно все знают?

Я думаю, они действительно хотят, чтобы все было собственно так. Так как есть у них ребенок, и они могут воспитывать его как хотите, никто не привлечет их к ответственности, никто не будет за это отвечать. Если только сам ребенок не выставит им счёт спустя десятилетия. Но тогда они всегда смогут сказать, что она злой, неблагодарный ребенок. Моя мама, к примеру, говорила мне, что я злобная, так как плачу. И я хныкала, так как мне было жаль ее. Как вы можете сказать маленькому ребенку, что она злобная?! Это абсолютно не та черная педагогика

которая говорит, что ребенок рождается с собственными ресурсами, способностями, биологическим, физическим и психологическим оснащением. и что если мы поддержим его, он может принести ощутимую пользу.

и что оно лучше нас знает, что для него важно..

Разумеется, так как он это ощущает. Разумеется, появляются проблемы, когда папа или мать имеют другой психофизический тип, чем дочь или сын, так что папа — меланхолик, а дочь регулярно бегает. Или мать умная, а сын ручной — он везде сунет руку и или что-то вкрутит, либо повредит. Мамы обычно кричат: "Что ты тут делаешь?!Тогда как ребенок просто очарован этим".

Признайтесь, у нас есть желание, чтобы, когда ребенок вырастет, он читал те же книги, что и я, любил те же вкусы..

Или одеваться также, как я, и вот тогда моя дочь говорит: "Мамочка, я ненавижу эту одежду!". И на ней только джинсы и кроссовки. Один из моих друзей сказал: "Мне сильно больно, но я стискиваю зубы, так как моя дочь любит Микки Мауса. Все обязано быть Микки Маусом. Я жду, когда она из данного вырастет".

Чему учат нас эти ситуации?

Если мы захотим, они многому нас научат, к примеру, терпению, спонтанности и правде. Дети, пока их не вынуждают быть как правило вежливыми, верны жизни. И пускай они будут. "О, здравствуй, какая ты толстая", — сказала мне как то небольшая девочка моей подружки. "Знаешь что, ты тоже не худая", — спокойно ответила я этой решительной девушке, так как у нее действительно было много детского жира. "О", — мягко сказала она. Но я знаю, что я толстая, и я не обижаюсь, если кто-то говорит мне правду. Я тоже честен.

Я слышал, что мы можем научиться у детей не быть снобами. Ребенку все равно, дорогостоящая ли у него одежда, красивая или популярная. Основное, чтобы ему было удобно. Это качество мне сильно нравится в детях. И их вечное желание играть.

И их восхитительная энергия… В определенный момент они падают, но пока этого не случилось, они могут забраться на крышу, подурачиться и сделать несколько кругов на полной скорости. Великолепно!

Они также могут попросить объятий.

И спросите: "Ты любишь меня? И насколько сильно ты меня любишь? Так как я люблю тебя от одного полюса до другого".

И они всегда счастливы, когда семья вместе.

И они заползают в середину, чтобы получить удовольствие состоянием. Если, разумеется, у них такая хорошая семья. И их чувственная насыщенность: они могут хихикать, пока не лопнут от смеха, потом они ударяются обо что-то и плачут, а потом что-то заставляет их опять хихикать. В этом их прелесть. Потому что это все искренне. И это все полнотелое, до самого конца. Дети также очень сопереживают. Они знают, что можно говорить родителям, а что нельзя. Поэтому некоторые дети никогда не жалуются родителям, не исповедуются, не молят о помощи. так как они знают, что это не спасёт. Родители будут удивлены, как много читают их дети. Они хотели бы, чтобы их считали всемогущими и всезнающими, тогда как они видят, предположим, что они слабы. В конце концов, все хорошие девочки действительно держат дом вместе. Они хороши для того, чтобы все было мирно, чтобы родители не ссорились, не обижались один на один.

Иногда стоит спросить об этом собственного ребенка: Что ты думаешь обо мне? Или: Каковы мои стороны как слабые так и сильные?

Я думаю, что взрослые с большой неохотой послушали бы ответы. Тем более если они спрашивают собственного ребенка. Дети искренни, так как они свободны от путаницы, которую взрослые создают для себя сами. по принципу: он не желает пропускать что-то в середину, поэтому возводит себе ментальное сито, которое пропускает только те данные, которую он желает о себе знать. и отгораживается от остального, так как это эмоционально слишком тяжело. Дети длительное время остаются чистыми, хотя понемногу позволяют себе пачкаться, чего часто хотят родители.

Чтобы обезопасить эту чистоту в них? Уберечь их от грязи и зла этого мира или оставить их в покое и просто держать за них пальцы крестиком?

Секрет заботы о ребенке состоит в том, чтобы сопровождать его, не подгонять, держать за руку или оберегать. Я объясню это на примере ребенка и его отца, которые как то привели меня в восторг. Ребенок расхаживал взад и вперед на четвереньках по террасе, а его отец спокойно следовал за ним и не вмешивался, пока ребенок не приблизился к краешку пристройки, с которого он мог упасть. Тогда отец брал его в собственные сильные руки и мягко и ласково возвращал его в необходимое русло. После ребенок опять взлетал, папа следовал за ним и прямо над краем разворачивал его. Он не кричал ему вслед: "стоп" или: "вернись" или "берегись", он просто был там. Это все, что вам необходимо. Разумеется, мы не можем сопровождать детей везде, ведь если бы мы ходили с ними в школу, они бы абсолютно не развивались. Я говорю об эмоциональном сопровождении, о сознательном присутствии в их жизни. Для меня было поразительно, когда я получал письма от девушек с подобными словами: "Меня тошнит после любого приема пищи, но родители ничего не замечают".

Ева Новак также писала, что дети обижаются на то, что родители ими не интересуются.

Кратко, смысл в том, что мы должны интересоваться детьми также, как они интересуются нами. Они знают о нас все — от этого может зависеть их выживание. Мы, по такой же причине, должны выражать к ним интерес. Так мы установим отношения, которые станут для них опорой не на год или два, а как правило на долгие и долгие годы, а для нас — источником радости, удовлетворения и ценных знаний о самих себе.

Катажина Миллер, психолог, психотерапевт, литератор, философ, поэт. автор многих книг и психологических руководств, также.включая. "Руководство для ядовитых людей" и "Позволь себе быть любимой, девочка".

Как миллиардеры воспитывают детей? Методики Илона Маска, интервью Эмина Агаларова и Дианы Манасир

Необычный взгляд на питание человека (чему нас учат дети)