Кризис делает нас более гибкими

Мы закрыты дома с нашими близкими. И мы должны ладить между собой. Мы будем давать друг дружке пощечины, этого не избежать, но важен масштаб пощечин. Давайте не будем ждать друг от друга чудес, никто из нас не знает, что собственно необходимо делать сегодня. Давайте попробуем соотнести то, что мы знаем, то, что мы можем, с тем, что происходит сейчас. Давайте применяем ее эмпатию, ее чувствительность, ее доверие, но одновременно его равнодушие, его толстокожесть. И юмор, и надежда. Радость нашего ребенка. Все в сборе. Мы сможем это пережить! — говорит Михал Поздал, психотерапевт.

Всегда говорили, что когда человек переживает кризис, лучше всего быть рядом с близкими. Сегодня кризис задел всех нас, мы все рядом со собственными родными. Закрытый. И очень часто мы говорим, что это непросто..

Первый вопрос: действительно ли близки нам те, с кем мы поддерживаем отношения, те, с кем мы живём под одной крышей? И второй: что мы делали в последние месяцы, а если быть точным годы, с нашими "любимыми"? Заботились ли мы о них, лелеяли ли их, либо же "просто справлялись"? Если второе, то это может быть труднее.

Но ведь сложнее — не означает безнадежнее, правильно?

В действительности, сейчас ко мне приходит много людей, которым тяжело в частном доме: странные, тревожные и т.д. Вчера я прочитал статью на BBC, в ней юристы рассуждали о вероятности увеличения числа разводов, когда пройдёт пандемия.

Я слышал, что это уже происходит в Китае.

Мы все находимся под очень большим давлением. Мы боимся самой болезни, другими словами мы просто боимся смерти, мы боимся за наших детей, за наших престарелых родителей, но мы также боимся финансового кризиса, который означает, что мы потеряем источник дохода. И на основе таких страхов в большинстве семей начинается малоприятный пинг-понг. Мы виним себя, к примеру, за то, что не обеспечили себя ресурсами, которые помогут нам выжить в данной драме. В подобных обстоятельствах всплывают очень разнообразные вещи — предположим, что мы не можем рассчитывать один на один, что мы не знаем, как поддержать друг друга. Я чувствую, что люди сегодня действительно страдают.

Мы страдаем массово?

Разумеется, я должен учитывать, что мое восприятие вызвано моей специальностью. Терапевту приходится иметь дело с эмоционально расстроенными людьми. Однако, в действительности, каждый день их становится все больше и больше. Люди также страдают, так как иногда ощущают себя очень одинокими в одном доме со собственными родными.

Это зависит от того, знаем ли мы, как "поделиться" собственной тревогой, как сделать меньше ее, даже говоря о ней, обсуждая ее с мужем, партнером, или, наоборот, начинаем ли мы сейчас расследование, чтобы найти виновного?

Многое зависит от того, есть ли у нас способность и возможность "здорового" регулирования эмоций. Он состоит из нескольких стадий: вы обязаны знать, что вообще испытываете какую-либо эмоцию, к примеру, "я боюсь". После вам необходимо узнать, откуда взялась эмоция, к примеру: "Мне страшно, так как моя компания на время закрылась, а я работаю на комиссионных, поэтому какое то время не буду получать зароботную плату". И, в конце концов, заключительный этап — система вентиляции. Эти эмоции обязаны иметь выход. Если я могу и у меня существует возможность, как минимум, как вы сказали, побеседовать об этом с кем-либо, и данный человек — применяя терапевтический язык — сгустит мои эмоции и отразит их, или скажет, к примеру: "Я понимаю, что вам страшно, я знаю, что вам тяжело", мы почувствуем часто недооцениваемое, но действительно внушительное смягчение. Однако это зрелый подход к делу. В большинстве домов, к большому сожалению, этот сценарий развивается другим путем. Либо мы не знаем, как сказать о собственных чувствах — так как даже в наше время мы регулировали собственные эмоции абсолютно иначе: мы принимали спиртное, тренировались до изнеможения в в зале для занятий спортом, компульсивно ходили по магазинам, ели шоколад за шоколадом и т. д., либо даже когда мы осмелимся сказать о собственных страхах, вместо подкрепления иная сторона скажет, к примеру: "Ты во все времена был неудачником, и теперь у нас есть тому подтверждение".

Уровень напряжения заставляет нас начать выплескивать обиды, скопившиеся за много лет?

К большому сожалению, да.

Но, может быть, это хорошо? Может быть, это поможет выяснить ситуацию? Теперь, когда мы дома, у нас есть время для важных разговоров, на которые при "обыкновенных" обстоятельствах у нас никогда бы не нашлось времени..

Нет, это не довольно неплохая идея. Мой неподдельный совет — оставьте большие вопросы, большие разногласия для лучших времен. Не сейчас. Мы не можем справиться с этим сегодня! Эта отсрочка попросит самоанализа, что требует усилий, однако она спасет нас от еще большей катастрофы.

Мы все находимся в абсолютно беспрецедентной ситуации, мы должны не забывать об этом, точнее, регулярно напоминать себе об этом.

Плюс ко всему к страху, эта ситуация также в нас вызывает очень большой гнев. И что с этим делать? На кого сердиться? На коронавирус? Это бесполезно, это неблагодарный получатель. Единственные люди, которыми мы обладаем, — это наши близкие. Однако даже в подобной ситуации можно найти что-то, что расположена под ней и не считается отрицательным на уровне намерений — выплеск гнева, идущий на определенного человека, считается попыткой, может быть, малоэффективной, но все таки установить отношения, контакт, какую-либо связь с иным человеком.

Можем ли мы сегодня применять исключительно те ресурсы, которые собрали в прошлом, другими словами обречены ли мы на то блюдо, которое приготовили раньше?

Нет, я не детерминист. Разумеется, самый несложный механизм — продолжать все как обычно. Но вполне можно остановить этот автоматизм. Точно также я не думаю, что если наши эмоции не нашли отражения в раннем возрасте, то данный факт будет определять всю нашу последующую жизнь, или что если у нас не было безопасных отношений в раннем возрасте, то мы никогда их не построим — точно также я не скажу, что если наши отношения не удались в "нормальных" условиях, то сейчас они возможны лишь хуже. Человек по собственной природе — гибкое существо, а во время кризиса — если у нас относительно "здоровый" характер — мы делаемся еще более гибкими. Мы могут активировать абсолютно новые навыки, раньше не задействованные ресурсы. Я хочу сказать, что в общем мы способны эмоционально пережить этот очень большой кризис, в котором мы находимся. Мы способны пережить это в наших отношениях, в наших семьях. Хотя, разумеется, в большинстве случаев это время, когда мы все время вместе, может быть первым временем, которое мы действительно провели вместе, и может стать катализатором для принятия решения про то, что мы не подходим для этого дуэта. Но я думаю, что это будут скорее отдельные истории.

Какие неиспользованные ресурсы стоит применять именно сейчас?

С самого начала необходимо сказать, что мы будем давать друг дружке пощечины, этого нельзя избежать, но и остерегаться этого не следует, так как мы создадим искусственную и, может быть, лишь временную ситуацию. Важен масштаб таких проклятий, их эскалация. Есть ряд правил, которые нужно ввести. Один из них я уже упоминал — мы оставляем большие конфликты на потом. Мы тоже должны попытаться немного поменять язык общения, выкинуть все фразы типа: "Ты всегда", "Ты никогда" и т.д. Удаление их в общем работает, однако в данное время нам это точно нужнее — к примеру, так как теперь, как только мы "врежем" друг дружке, она не пойдёт с вином к подружке апеллировать, а он не пойдёт в спортивный зал.

Любой обмен словами должен быть прерван в определенный момент..

Прямо перед этими популярными "ты всегда", "ты никогда"..: "Ты всегда", "Ты никогда". Я также призываю вас провести подобное исследование ваших потребностей, которые связаны с иным человеком, с другими членами вашего семейства: Какие ожидания мы возлагаем один на один? Но речь идет об ожиданиях, касающихся тут и сейчас, а не о далеком будущем, даже не про то, что случится в следующем месяце, так как мы не знаем, что случится в следующем месяце… Речь идет об ожиданиях на завтра, на послезавтра. Ожидания вполне будничные, касающиеся функционирования дома, ухода за детьми, отдыха и т.д. Стоит даже записать вместе: что я могу сделать для тебя, что ты можешь сделать для меня, что мне необходимо от тебя и что тебе необходимо от меня. Но — и это немаловажно — мы не должны ожидать друг от друга слишком многого.

Другими словами?

я подразумеваю, не нужно ждать, что ваш партнер будет наверняка знать, что сделать, как обезопасить вас, так как ситуация настолько экстремальная и новая для всех нас, что сегодня никто точно не знает! Давайте лучше попытаемся, персонально, но также как пара, как семья, приспособить то, что мы знаем, то, что мы можем, к тому, что происходит сейчас. Давайте применяем, с одной стороны, ее эмпатию, ее чувствительность, ее доверие, но одновременно его холодный взгляд на ситуацию, его толстую кожу. И юмор, и надежда. Радость нашего ребенка. Все на палубу.

Ребенок, точно. В одном доме он маленький и нудный до изнеможения, в ином — подросток — в ужасе от того, что ему предстоят школьные экзамены, свидетельство зрелости, когда он возвращается в школу, то скучает по собственным сверстникам. Это также ситуации, которые увеличивают напряженность дома.

Золотое правило: ребенок, маленький или взрослый, нуждается в рутине и границах, как в кислороде. А сейчас, во время кризиса, они необходимы ему намного больше. Наша жизнь дома, наше функционирование не должны сейчас стать такими размытыми, хотя обстоятельства очень этому помогают. Они побуждают нас вставать, есть, работать, заниматься спортом, смотреть телевизор в очень разный период времени. Это не помогает нам. Дети, но не только они, мы, взрослые, тоже нуждаемся в порядке, рутине — это даёт нам ощущение защищенности.

Напряженность в семье также существенно усугубляется так называемыми. кричать. Большинство из нас предрасположены к этому, как родители, так и дети, мы потакаем себе. Теперь мы не балуемся, это проблемная ситуация, и любой из нас перегорает намного быстрее. Мы будем предрасположены браниться по разному поводу. Пару дней назад один мужчина рассказал мне, что они с партнером поссорились из-за того, какой сериал будут смотреть. и они так ругались, что в конце концов ничего не смотрели. Они молчали до самого утра. Люди спорят о подходе к коронавирусу! Она, он утверждает, что истеричка. Он, она утверждает, что преуменьшает опасность. Сегодня аналогичные ситуации будут происходить очень часто в большинстве домов, так как многие из нас парализованы страхом.

Давайте также вспомним о послании "Я"! Это значит: "Мне плохо, когда…", а не: "Ты бестолковая, так как…". Это основы, я знаю, но эти основы могут спасти нас. Сегодня они необходимы нам намного больше, чем раньше. Все, о чем мы сейчас говорим, — это "быть или не быть" для наших отношений, наших семей.

В действительности, все мы сейчас сосредоточены на одном: что сделать, чтобы не заболеть? И это все.

И это плохо. Мы должны создать, насколько это реально, микромир, в котором для любого из нас найдется место для удовольствия. Давайте наденем наушники и отключимся от дома на час, прогуляемся в одиночестве, купим что-нибудь в интернете, съедим мороженое, все что угодно. Сегодня, очутившись под одной крышей, мы как никогда должны не забывать, что мы не две половинки одного яблока! Мы разнообразные. *И любому из нас необходимо что-нибудь собственное*. Мы не должны производить все разом. Если кому-то необходимо посмотреть ужастик, позвольте ему это сделать. И вот тогда другой человек может сыграть музыкальную. Давайте позаботимся, при помощи мелочей, об очень маленьком психологическом удобстве.

А может быть: не время жалеть розы, когда горят леса..?

Настало время оплакивать их, так как если мы этого не сделаем, пандемия примет намного намного серьезные масштабы. Мы выйдем из данного настолько эмоционально уязвленными, что потратим годы на излечение собственной души. Поэтому давайте сделаем все, дабы выручить не только наши жизни в прямом смысле, но и наши эмоции, наши отношения, наши семьи. Мы можем это сделать.

Михал Поздал, психотерапевт, сексолог, учитель Университета SWPS, родоначальник Института психотерапии и сексологии в Катовице. Он проводит онлайн-консультации.

Дмитрий Сулин: российский бизнес уникально реагирует на кризис

Лёгкий венчур с Игорем Рябеньким: рецепт комфортного пивота