Когда родители становятся детьми

Забота о пожилых родителях может быть утомительной. Физически и, по многим причинам, эмоционально. Но… "Все стремления в жизни не должны быть умиротворены ради выполнения долга. Лицо, осуществляющее уход, имеет право на свободное от работы время. И не просто перевести дух, а получить удовольствие его удовольствиями, его интимной жизнью. Не надо впадать в режим полной жертвенности, чтобы прекрасно беспокоиться о собственных родителях, — говорит психотерапевт Павел Дроздзяк.

Приходит период, когда роли меняются, и мы делаемся попечителями собственных родителей. Это может быть тяжело по целому ряду причин. Это тяжело, к примеру. наблюдать, как родитель слабеет каждый день..

Это может быть больно, однако это также заставляет нас ощущать себя плохо. Часто для уже подросшего ребенка, ухаживающего за ним, это первый такой болезненный момент, когда он начинает ощущать, что время проходит, также и для него. Мы видим, как гаснет наш родитель, и начинаем понимать, что и для нас этап закрылся. Вражда к людям в возрасте, которую мы часто смотрим, можно объяснить тем, что они считаются вещественным доказательством нашей своей ограниченности. И мы также хотим иметь чувство непобедимости, новых возможностей. Но вид этого пожилого человека, его слабости и неспособности, заставляет нас осознать, чем этого не избежать обернется и для нас… Это происходит на сознательном или бессознательном уровне, однако в обоих случаях это источник страха.

И с этим страхом нам приходится иметь дело..

Сейчас самое время задать себе несколько актуальных вопросов. Это время, когда вы должны стать немного философом, чтобы обезопасить себя..

Старость, болезни делают наших родителей "трудными" в самых разнообразных проявлениях: агрессивными, злобными.

Все подверженности, которые есть у человека, имеют тенденцию усиливаться в старости. Так, к примеру, все, в чем нас винил родитель, что ему в нас не нравилось, обычно выражается еще сильнее, поэтому оказывает влияние на нас еще сильнее.

Есть ли смысл на этом этапе пытаться прояснить разные конфликты из прошлого, уладить неурегулированные вопросы?

Мы не собираемся решать, имеет ли это смысл либо нет, это просто случится само собой, когда мы опять будем так близки друг к другу. Мама делает шаг, что-то говорит, и в течение трех секунд мы находимся в тех же эмоциях, что и 40 лет тому назад.

И что мы можем с этим сделать?

Я бы сказал так: одно, что оберегает человека от неприятностей, — это активизация нашей наблюдательной части, которая знает, что мы что-то делаем, пытаемся думать. И данная часть должна быть вложена… Если я применяю собственную мыслительную часть, а не только эмоции, я буду думать: "Я в такой же ситуации, что и 40 лет тому назад". Это уже много, а потом последует иная мысль: "Тогда бы я поступил так-то и так-то, я бы вел себя с мамой так-то и так-то, однако что я могу сделать сегодня? Буду ли я следовать за волной горя и действовать также, как тогда, только жёстче, или попытаюсь сделать то, чего бы я точно не сделал тогда?". Итак, давая ответ на вопрос, как мы можем справиться с нашей вновь открывшейся раной многолетней давности, я бы сказал: это зависит от того, насколько развита наша бдительная часть. Если она окажется разработана, уверяю вас, мы справимся.

Но должен ли я, имея обиду, теперь сдерживать собственные эмоции, опасаясь конфликта?

Вы сейчас спрашиваете об искусстве дипломатии. Такого не скажешь "наперед". Сейчас востребована идея о том, насколько важно быть в контакте с чувствами, следовать им и т.д. Я скажу так: чувства — это "только" часть нашего ментального мира, точно также, как мысли, привычки. Иногда чувствам необходимо следовать, а порой их стоит подавлять или прятать. Не существует правила про то, что выбрать. Не всегда возможно выразить все наши мысли, да совсем не обязательно выражать все чувства, которые мы начинаем испытывать внутри. Желательно знать собственные чувства и при помощи наблюдательной части себя решать, следовать им либо нет. Иногда кто-то спрашивает вас: "Как я выгляжу в этом пальто?". Вы думаете, что пальто страшное, но почему-то говорите: "Прекрасно". То же самое с чувствами. Сама жизнь.

Уход за пожилым человеком выматывает не только эмоционально, но и физически, он требует времени. Иногда трудно определить место для своей жизни, место для собственного партнера, детей, если они у вас есть. Поэтому мы пытаемся приложить максимумальные усилия, чтобы не было жертв.

Вы описываете это так, словно это инцидент между одним долгом и иным. Разумеется, это инцидент между разными задачами, однако это также инцидент между долгом и удовольствием. Так как, в конце концов, и хранитель не должен забывать об этом, мы живём не только для того, чтобы приносить жертвы, хотя они и ценны, но мы также живём для того, чтобы получить что-нибудь от этой жизни! Разумеется, бывают драматические ситуации, когда мы на самом деле не можем отказаться от этой обязанности, но также прекрасно известно, — говорят психологи, — что долгая забота о ком-то беспомощном приводит к сильному выгоранию, аж до депрессивных состояний. И вы должны делать все что можно для поддерживания психической гигиены.

Такое самоотверженное отношение, в которое иногда попадает ухаживающий, может привести к ощущению себя обиженным и святым одновременно. Это способно вызвать так именуемый. фальшивой реакции. Это значит, что если я чувствую, что должен что-то сделать, к примеру, побеспокоиться о больной матери, и одновременно знаю, что мне не хочется этого делать, так как я уже вымотан, измотан, то упомянутый выше механизм начинает работать таким образом, что чем больше я не хочу что-то делать, тем больше, на явном уровне, я этим занимаюсь. Так, к примеру. Я намеренно жертвую собой, даже сверх требуемого, чтобы не выпустить то, что я чувствую, другими словами то, что я не хочу беспокоиться о своей собственной матери, так как с меня достаточно этой заботы.

Как определить, что вы попали в эту ловушку?

К примеру, если вы выходите на час выпить кофе с другом и ощущаете себя виноватым за это. Или вы направляетесь в кино и половину сеанса думаете, что вы эгоист, так как ваша мама лежит там без присмотра. В действительности, вы хотите остаться в этом кинотеатре на 2 года, но не можете, поэтому утихомириваете все собственные стремления в жизни, чтобы выполнить собственный долг. И это уже очень неудачное место для сиделки. Чтобы этого не случилось, необходимо помнить еще одну мысль: человек, оказывающий помощь, может устать, утомленность и нежелание не означают, что мы плохие люди, человек, оказывающий помощь, имеет право воспользоваться помощью остальных людей, к примеру. медсестра. Мужчина, обеспечивающий уход, имеет право на отдых от этого ухода. И не только для того, чтобы перевести дух или побеспокоиться о собственной натруженной спине, но и для получения удовольствий — сходить к мастеру по прическам, поплясать на вечеринке, заняться интимной жизнью. Чтобы хорошо и успешно беспокоиться о родителях, не обязательно полностью переходить в режим жертвоприношения. Невеселые глаза или остальные действия подопечного, поскольку они случаются, не могут отбить у нас желание принимать участие в жизни. Так как, поддавшись взору и угрызениям совести, тяжело вернуться на прежний путь.

Собственно. Раскаяние. Бывают ситуации, когда из-за разных причин мы не можем сами беспокоиться о собственных родителях, и, к примеру. мы поместили маму в дом для пожилых. Мы также с ней, навещаем ее, однако у нас остается чувство, что мы "освободились" от близкого нам человека. Я знаю людей, которые сделали это, но угрызения совести не дали им покоя. Как с этим справиться?

То, что я собираюсь сказать, может быть тяжело принять, поскольку это кардинально отличается от современных течений в психологическом консультировании. Мы привыкли думать о ощущенье вины как о чем-то болезненном по определению. Вина — это всегда видимость, стыд всегда чрезмерен и не требуется, а социальные табу выполняют собственную функцию только для того, чтобы нам было что разоблачать и опровергать. Я не думаю, что все может быть так просто.

я подразумеваю..?

Да, мы можем встретить людей, которые могут испытывать ощущение вины по причинам, которые мы можем себе представить. Нам бы никогда не пришло в голову оговаривать себя в аналогичном, а они могут мучать себя этим вечно. Однако есть и иная крайность. Это наше свое убеждение или попытка убедить кого-то в том, что мы совсем не должны ощущать себя виноватыми и что мы, в основном, ни в чем не виноваты. А может быть, мы не всегда и не во всем ангелы? Возьмём такую определенную ситуацию. Кто-то говорит, что не может беспокоиться о родителях. Но как это померить? Как определить, считается ли эта неспособность объективной или субъективной? Может быть, он сможет, если будет настаивать? Чем он готов пожертвовать, а чем нет? Когда мы начинаем анализировать это таким образом, мы всегда приходим к выводу, что это все равно, что сказать, что у кого-то "не хватает времени на что-то". Это не описание ситуации, данное решение. У меня есть определенное кол-во времени, и я решил потратить его на что-нибудь другое. я подразумеваю, что я посмотрел на то, сколько нужно взять с собой родителей, и решил, что не хочу платить за это. Однако это не означает, что я не понимаю, как было бы хорошо взять его с собой. Это означает, что я не решил заплатить эту цену. я подразумеваю, что я не ангел в человеческой оболочке, который может принести себя в жертву при любых условиях. Есть пределы моей жертвенности, и тут они могут достигать предела. Возможно, я мог бы стать "лучше", но я не хочу. Это означает, что я не кристалл, так как многие другая категория людей принесли бы себя в жертву. Но я не собираюсь этого делать. Я предпочитаю жить на вине. Мы не можем рассчитывать на то, что всегда будем людьми без всякой вины. Инфантильная культура говорит нам, что это реально, однако она обманывает нас. Иногда вы не очень Ганди и Далай-лама, и с этим необходимо просто согласиться. С этим можно жить.

В свое время родительская забота была более очевидной. Порой в одном доме жили два либо даже три поколения, и мы, естественно, заботились о собственных бабушках и дедушках или родителях. Сегодня все по-другому. Данное решение, выбор.

Вы сказали о многопоколенных семьях — эта социальная структура оберегает нас не только от принятия одного решения про уход за старшими, но и от принятия 2-ух сложных решений. Нам не необходимо было принимать решение уйти из семьи, а потом вернуться в нее. Современный парень уезжает от родителей. Почему? Быть свободным, иметь возможность полностью решать, чтобы никто больше не имел возможности определять его жизненный образ. Это, разумеется, большая трудность, но также, и, может быть, в первую очередь, большая ценность. И когда обнаруживается, что теперь из-за опеки он опять должен быть рядом с мамой и папой, достижение независимости теряется.

Однако это разнообразные условия.

Да, но существенные детали старых, первоначальных ролей начинают опять работать, активизироваться. Некоторые несанкционированные конфликты были лишь "приостановлены" расстоянием. Отношения стали стабильными потому, что география защитила нас от другой клиники.

Поэтому мы должны считаться с тем, что часто нас будут подвергать новой оценке, которая была для нас болезненной и обидной, к примеру, хотя в теории мы теперь диктуем условия.

Да, возможно, такие тесты будут вестись. Иным сложным аспектом считается то, что родитель, в самой разной степени, все же сталкивается с собственным положением, другими словами с тем жизенным моментом, в котором он оказался, и иногда ему тяжело свыкнуться с этой сменой ролей. Он хотел бы стать для собственного ребенка тем, кем он был раньше, иметь такую власть, контроль, влияние. Этот сложный опыт часто приводит к разочарованию.

Так стоит ли устанавливать границы для родителей, для их своего психологического комфорта?

Действительно, следует установить пограничные столбы, чтобы циркуляция энергии происходила в соответствии с ними в таких новых условиях для всех. Разумеется, нужно понимать потребности всех сторон. Разумеется, мы не можем позволить родителю опять создать для нас полную жизнь, так как данный этап уже пройден или, как минимум, должен быть пройден, но было бы бесчеловечно полностью лишить родителя какого-нибудь влияния. Этот пожилой мужчина также хочет иметь право голоса. Это не что иное, как процесс налаживания отношений, но для того, чтобы наладить отношения, нужно сначала осознать, что конфликты неминуемы. А дело все в том, что эти конфликты происходят не только в наших рефлексах, но также и в нашем сознании.

В нашей жизни, в которую "въезжает" наш родитель, часто кроме нас есть еще кто-то: наш супруг, наш ребенок. Так что есть больше людей, которые в каком-то смысле должны уживаться между собой..

Да, когда мы уезжаем из дома, мы часто создаём новую семью, новую преданность. Однако у любого из нас есть шаблоны, доставшиеся нам от родной семьи, сильное ощущение очевидного в отношении вещей. И сейчас, когда встречаются два самых разнообразных человека, им обычно нужны годы, чтобы выработать компромисс, создать свой личный уклад, свой личный жизненный образ. И вдруг, очень часто, в семейную жизнь вступает мать одного из партнеров, так что один стиль начинает преобладать. "Другой" находится в трудной ситуации.

Но я думаю, что человек, чей родитель нуждается в уходе, находится в еще более проблемной ситуации. Вы говорили о договоренности о лояльности, вы хотите быть лояльным к обоим сторонам..

В первую очередь, вы должны принять тот момент, что ваш партнер может испытывать волнение, дискомфорт либо даже обиду по поводу новой ситуации. Это не значит, что он психопат или ублюдок, лишенный сочувствия, или что он не любит нас. Иная сторона, родители, может не испытывать подобных же тёплых чувств к нашему партнеру, поскольку в данной новой ситуации им нужно иметь с ним больше контактов. Важно помнить об этом. Другими словами зафиксировать в сознании формулу, что они не должны ласкать друг друга, есть друг у друга из клюва. И нам не надо ломать голову, чтобы осуществить эту идиллию в жизнь.

Разумеется, но вероятнее всего, тем более когда родитель переезжает в наш дом, повседневные претензии двух сторон будут стекаться к нам.

Я бы посоветовал вам вбить в голову эту идею (она очень и очень полезна в жизни, и мало у кого она есть) — идет речь о границах нашего влияния, а это означает, и о границах нашей ответственности. Есть вещи, за которые вы несете ответственность и на которые вы имеете влияние, это правильно. Однако есть также вещи, области, за которые вы не можете отвечать, так как вы просто не можете на них посодействовать. И эта область — отношения вашего мужа с вашей матерью. Вы можете и должны сказать: "Дорогой, я пыталась раз, два, три раза, ничего не выходит, вы взрослые люди и должны сами во всем разобраться, я больше не могу вам помочь". Не рекомендуется брать на себя роль посла, так как это способен свести вас с ума. В жизни нередки моменты, когда необходимо на себя взять ответственность, а нередки моменты, когда необходимо ее отнимать. Оба шага — признак зрелости.

Я думаю, что женщинам часто бывает достаточно тяжело на себя возложить ответственность за себя, а ведь собственно они обычно ухаживают за больными, они заботятся не только о собственных родителях, но и часто о собственных свекровях.

И это чертовски незаслуженно, и я говорю об этом серьёзно. Так как в таких семьях есть также сыновья, братья. Однако в культуре так прочно укоренилось, что женщина — это заботящаяся женщина. И если женщина себя чувствует ущемленной, а она имеет на это безусловное право, она должна бороться за себя. Вот и брат? Если он не желает сам на себя взять часть забот, наймите сиделку, чтобы освободить сестру. Иногда приходится кричать и топать ногами! И вот такая ситуация.

Я думаю, что в Польше любой, кто громко заявляет, что устал беспокоиться о собственном родителе либо даже не желает беспокоиться о нем, попадает в группу риска: "ублюдок".

Я думаю, что в Польше есть некоторый уровень здравого смысла. я подразумеваю, если человек говорит, что он заботился о собственном родителе повседневно в течение пяти месяцев, а теперь желает поехать в отпуск, очень много людей поймут необходимость этого. Я думаю, что наше свое раскаяние важнее, чем реальная оценка остальных людей. Хотя, разумеется, эти чувства раскаяния могут быть в какой-то степени связаны с культурными обычаями прошлого. Однако на данный момент мне вспоминается отрывок из книги Мариуша Щигеля. Он описывает ситуацию, что в Чехии существует актуальная проблема, так как похоронные компании не знают, что сделать с урнами, содержащими прах умершего, так как семьи часто не собирают их. На противоположной стороне находятся азиатские общины, где никто не поймет вопросов об опеке над родителем. Для них это очевидно — точка. Я думаю, что мы, поляки, находимся где нибудь в середине этой оси. Также, если кто-нибудь не понимает, что можно быть измученным чем-то, я не знаю, что вы обязаны иметь с ним дело. Разумеется, иногда тяжело принять чье-то неодобрение, но стоит спросить себя, чье согласие мне важно.

Когда дети становятся родителями своим родителям

Необычные Дети, Брошенные Своими Родителями

, , , ,