Какая личность лучше всего отражает эпоху, в которой мы живем сегодня?

В 70-е годы. В 1980-х годах большинство людей распознавали собственные наркотики, желания и механизмы защиты в невротической личности, описанной больше тридцати лет назад немецким психоаналитиком Карен Хорни. Какая личность более всего отражает эру, в которой мы живём сегодня, — считает психолог Ханна Самсон.

Недавно я проводил занятия с группой людей помоложе и сначала, как обычно, я задал вопрос, с чего они начали, что они ощущали, что они переживали тут и сейчас. Большинство ответили, что ощущают себя хорошо, двое — плохо, так как есть у них дела, и они не знают, сделают ли они это после уроков.

Ну это все? Они ощущают себя хорошо или плохо, теперь можно сказать все? Я вспомнил такие обходы еще с юности, когда на вопрос, что мы чувствуем, мы тщательно исследовали собственные чувства, стараясь назвать каждый подергивание души, мы погружались в себя, чтобы открыть то, что происходит внутри нашего интерьера. Разумеется, это было в группах, которые были обучены работе с людьми, но те молодые люди, с которыми я не так давно общался, тоже имеются такие группы. И когда в данной группе случился инцидент между 2-мя людьми, который нам получилось очень аккуратно разрешить, вдруг стало известно, что не всем это нравится, что в их присутствии кто-то испытывает яркие эмоции. Возможно, это какое-то насилие, пересекание границ и действия, ведь лидер не должен был допускать конфликта между участниками! А если уж это не запрещается, то нужно решать где нибудь на стороне, а не на форуме, чтобы иным не понадобилось это испытать!

"Нет, что вы, ребята?!"- я хотел крикнуть, однако это также можно было считать злоупотреблением и манипулированием, поэтому я позволил ситуации продолжаться до той поры, пока пару человек не встретятся с ней абсурдность, и мы сможем обговорить это. И вы можете подумать, что это была особенная ситуация и особенная группа, так как в общем люди такие же, какими были раньше. Но нет. В течение определенного времени в самых разных группах он наблюдал тенденцию описывать собственные чувства словами «хорошее» и «плохое». Замена таких слов названиями чувств часто считается проблемой, хотя может показаться, что мы имеем прямой контакт с чувствами. Иногда люди говорят о главных событиях в собственной жизни, но не могут сказать, что ощущали В то время. Также еще бывают ситуации, когда кто-то отказывается от участия в терапевтической группе из боязни, что переживания других участников могут изумить его. Полтора десятилетия назад подобное отношение было редкостью, сегодня я встречаю его намного чаще. Можем ли мы действительно поменять?

Без контакта

Не так давно в Польше вышла книжка Кристофера Болласа «Смысл и меланхолия. Жизнь в эру замешательства ». Автор — психоаналитик и с этой точки зрения смотрит на нашу цивилизацию. Я пытаюсь описать то, что было с людьми на протяжении веков, и анализирую то, что происходит с нами сейчас. Точно также, как Карен Хорни, которая как то описала невротическую личность — даёт подсказки, в которых мы можем узнавать себя и окружающих нас людей. Эта книжка также помогает понять, что случилось в данной группе людей помоложе, которые казались мне такими непохожими на собственных сверстников полтора десятилетия назад.

Кристофер Боллас отмечает, что на рубеже 20 и 21 веков на западе встречается отход от интроспективной жизни. Про это говорит тот момент, что большое количество людей принимают антидепрессанты, чтобы помочь им игнорировать чувства и мысли, которые связаны с ними. Стремление к менее тревожной обычной жизни стало причиной появлению нового формирования личности — нормопатической личности.

Нормопатический человек оберегает себя от психической жизни, погружаясь в финансовый мир и занимаясь развлекательной работой. «От супермаркета до магазина кормов для животных, от магазина одежды для занятий спортом до магазина DIY, от обеда с компанией друзей, где каждое действие детально обсуждается, до дома, где плавно убирают кухню, от теннисного матча до джакузи — такие человек может прожить жизнь, не моргнув глазом », — пишет Боллас, который замечает потерю и одиночество данных людей, даже в том случае, если они проживают в любящей обстановке.

Нормопат не испытывает жестоких чувств, например как пограничное состояние, его не переполняют гнев или гнев, он кажется довольным жизнью, но испытывает серьезные неудобства с пониманием вопросов, требующих понимания себя или других. Похоже, что кто-то с подобным типом личности бессознательно пытается «стать объектом в мире объектов», — говорит Боллас. Согласно его точке зрения, некоторая часть нормативного общества укрылась в закрытых поместьях — буквально или образно — «живя там, не контактируя с традиционными людьми, живущими в обыкновенном мире». Хотя не все могут себе позволить жить в подобных анклавах, этос жизни на закрытых территориях начал проникать в другие социальные слои. Вам больше не стоит ходить в магазин, вы можете делать заказы online, в ресторанах вы также можете находиться в собственном банке, вы можете прогуливаться по улицам собственного города, как путешественник, с интересом или беспокойством разглядывая разные моменты жизнь местного сообщества. Однако такое отделение от мира не остается безнаказанным. На протяжении определенного времени люди начинают ощущать плохое самочувствие, так как «есть у них все, однако это им ничего не даёт», — говорит Боллас. Им не хватает стимуляции и нового опыта, их личность истощается, что вызывает депрессию. Друзья из закрытого поселка могут восхищаться и ценить друг друга, однако при отсутствии нового опыта появляется утомленность и люди ощущают себя отчужденными. Одни пытаются спастись при помощи алкоголя, другие применяют антидепрессанты, третьи прибегают к психотерапии, однако это попытка попасть на неизведанную территорию.

В мире фастнета

Не так давно ко мне обратилась женщина, которая в общем довольна жизнью и собой, но иногда превращается, как она это называет, в «мягкие легкие», которые она ненавидит.

— Кто этот манекен? — Я задал вопрос. — Ну, человек, который не знает, что сказать, не умеет возражать, неряшлив, неуверен в себе, иногда даже мечтает, сомневается, пристрастился к себе или чего-то боится или чего-то не хватает … Я ненавижу эту лапшу, она не я, она мешает мне действовать эффективно, я бы хотел ее убрать … Вы можете мне с этим помочь? — Правильно ли я понимаю, что вы хотели бы быть такой же производительной, как машина? — Было бы к лучшему! — Уберете ту часть себя, которая иногда что-то ощущает и благодаря этому волнует вас? — Я убеждаюсь, что правильно понимаю. — Думаю, все этого хотят, правильно?

К счастью, пока не все, правда, по словам автора «Смыслов и меланхолии», мы на правильном пути.

Нормопатическая личность появилась еще до возникновения Интернета, который заставлял людей связываться с миром через что-то. С распространением сети появилась новая формация личности — телеведущая. Мы все больше и больше запрограммированы на то, чтобы ориентироваться в мире «fastnet», где скорость реакции важнее размышлений или выводов. Мы все больше отдаляемся от собственного внутреннего мира, участвуем в спектакле, в котором наше селфи важнее нашего «Я». Эссе, смайлы, посты, твиты служат для общения с другими людьми, и одновременно позволяют избежать близости и открыть себя. Мы все больше и больше отказываемся от субъективности. Мир меняется, и мы меняемся одновременно с ним.

Спрятан в банковских учреждениях

Направления изменений личности, проанализированные Болласом, могут не относиться к нам, или, как минимум, мы можем не узнавать их в себе. Это не меняет того факта, что психоаналитическая перспектива даёт нам возможность понять политические явления, которые нас беспокоят и которые часто кажутся непонятными. Быстрый рост фундаментализма, национализма и ксенофобии можно рассматривать как бегство от сложности мира.

Жизнь в «эру замешательства» приводит к чувству отчуждения, а жизненный темп заставляет ощущать себя вполне комфортно. Постоянное стремление к ускорению всех процессов не берет в учет человеческое измерение. Чтобы обрести покой, люди ищут врага, который мешает им жить так, как они хотят. Политики, указывающие на Другого, на какого можно направить гнев, могут рассчитывать на овации толпы. Другой реагирует враждебно и неуважительно. Мы закрываемся в собственных банках, не желая видеться между собой. Психоаналитик напоминает нам, что «у всех нас есть теже самые положительные и плохие измерения в нашем сознании, что мы можем найти в себе моменты даже самых отталкивающих людей или групп в той или другой форме». Если бы мы признали, что разграничение на хорошее и плохое происходит не между отдельными людьми, а внутри любого из нас, нам не понадобилось бы отделять себя от остальных стеной презрения и неприязни. Но чтобы осознать это, необходимо глубоко окунуться в себя, а не удирать от своей субъективности.

Ханна Самсон, психолог, терапевт, писатель. В CEL Foundation она ведет терапевтические группы для женщин. Автор подобных книг, как «Дом взаимного восторга» и «Сенсовник».

Как архитектура отражает время, в котором мы живём? [От СССР до современной России]

Олег Соколов о книге Е. Понасенкова «Первая научная история войны 1812 года»

, , , ,