Как меняются наши рабочие привычки — спрашиваем у зузанны скальска, аналитика тенденций

После завершения пандемии мы еще долго будем работать в режиме энергосбережения, считает специалист течений Зузанна Скальска. И это уникальная возможность для экспериментов и проверки свежих идей, так как профессиональный мир, каким мы его знали раньше, только что окончился.

Специалисты в самых разных областях науки и экономики уже достаточно давно предупреждают, что рынок труда меняется, а мы относимся к их словам немного как к сказке про железного волка… И вот эти изменения пришли, причем с абсолютно неожиданной стороны, сильно проверив нашу полезность как сотрудников.

Я думаю, что важно посмотреть на случившееся с различных точек зрения. Я думаю, вы имеете в виду польский рынок, и не только Польша стала жертвой пандемии коронавируса, и это проблема не только польских рабочих и польских предпринимателей. Ковальских довольно много, но с самым разнообразным звучанием фамилии. Также, стоит выделить, что мир не считается однородным. Однако я сосредоточусь на Европе, где существует существенная разница между Западом, т.е. странами так именуемой. старого Союза и Востока. После Второй мировой Запад развивался стремительными темпами до 2008 года и краха рынка ценных бумаг. Сознаться, в 1970-х гг. В 1970-х годах был кризис с топливом, однако в остальном общественное процветание строилось без значительных сбоев.

В собственной профессиональной истории я пережил несколько значительных кризисов. В конце 1990-х гг. благодаря интенсивному перемещению производства в страны с очень дешевой рабочей силой, Западная Европа оказалась обременена массовой безработицей. После на рубеже веков случился великий провал раздутых. доткомы ? эквивалент сегодняшних стартапов. На этом пути случилось неизгладимое 11 сентября 2001 года, а потом в 2008 году все поменялось. Я живу в Голландии на протяжении нескольких лет, и текущий год был для нас тяжёлым. Я работал в большой дизайн-студии и видел, что происходит вокруг. Другие студии развалились, дизайнеры потеряли заказы, нам всем понадобилось пересмотреть собственный подход к дизайну. Голландское правительство ввело довольно высоки налоги, которые на протяжении определенного времени были снижены, но так и не вернулись на прежний уровень. Как общество мы должны были выплачивать займы, которые государство взяло для спасения коммерческих банковских структур, т.е. для их приватизации. С той поры мы живём в страхе, что аналогичный кризис повторится. "Помните, у вас должна быть экономическая подушка безопасности", — слышим мы опять и опять. В сущности, это было начало конца эпохи, в которой мы все еще находимся, только сейчас эти изменения сильно увеличили скорость.

Для нас в Польше этот кризис не стал большим уроком..

Ну… Польша начала строить собственное общественное процветание в 90-е годы. 1990-х годов, начав с очень невысокого уровня. Я не буду погружаться в детали, так как я не социолог, не политолог, не антрополог, но мы могли видеть, что через 2 десятилетия поляки в мегаполисах начали жить в конкретной иллюзии процветания. Есть слово, которое замечательно выражает состояние это — симулякры. Его использовал французский социолог Жан Бодрийяр в собственной книге "Симулякры и симуляция". Потемкинские деревни. (Григорий Потемкин, руководитель отдела по связям с общественностью Екатерины II, выстроил красивые деревни по маршруту движения царицы). Я называю это симулякром процветания, так как у нас было много товаров в банковский займ, и мы часто работали более 40 часов на протяжении недели. Большинство людей в ущерб здоровью, семье и досугу работали не по средствам, чтобы заработать намного больше. В подобных симулякрах процветания мы жили на Западе Европы до 2008 года и в Польше до последних месяцев. Другими словами, столкновение с коронавирусом в ускоренной Польше и в так именуемой. В старой Европе, где уже наблюдалось сдерживание, все было абсолютно иначе.

В Голландии все создавали финансовую базу, так как мы ожидали какой-то опасности… Во-первых, хакерские атаки, так как они случались, к примеру, университет Маастрихта потерял 2 миллиона евро за то, что в его систему был запущен вирус. Была вера в то, что враг невидим и может ударить всегда, а здесь мы теряем доступ к электрике, канализации, связи — значит, нужно иметь двухнедельный водозапас и еды в квартире. А если нет, то единственной сладкой водой, которая у нас остается, будет та, что в бачке унитаза — о чем нас настойчиво предупреждали.

Удобство усыпляет — это не новый тезис. И можно абсолютно честно сказать, что мы построили ощущение безопасности на данной иллюзии процветания.

Я сравню это с погодным кризисом. Не обращая внимания на самые разные мировые саммиты, реакция на проблему также оставалась на местном уровне. И правительство страны X защищалось от изменений, так как у него был уголь, правительство страны Y — так как у него был газ, у другого — ветер, атомная или энергия солнца… Доминирующим мышлением было "я, мое". Это также включало в себя производство разного мусора, так как все время какие-то "мои", другими словами любого из нас, потребности оставались неудовлетворенными. На Западе — тут я опять вернусь к различию, так как польское общество до КОВИД-19 только-только достигло уровня богатства, информированности и зрелости так называемого. Были признаки того, что случится какое-то столкновение, хотя было неясно, с какой стороны. Наиболее вероятным казалось, что изменения в производстве будут вызваны погодным эффектом, поскольку месторождения полезных ископаемых кончаются. И все же экономический рост даже в наше время основывался в как правило на чрезмерном потреблении, обусловленном плохим качеством и доступной ценой. Если бы мы делали вещи, которые служат долгое время, не было бы этой проблемы с мусором, но не было бы и такого роста поизводства… Проблема такого рода стала настолько актуальной, что большинство людей начали ее отмечать, но мы все еще не знали, как с ней справиться". Но изменения уже начались, пластиковые пакеты, разовая посуда, стаканы исчезают, поэтому многие компании получают сообщение про то, что у их бизнеса нет будущего. Если они хотят остаться на рынке, они должны преобразиться.

Дошло до того, что автомобильные компании начали отступать от потребительской бизнес-модели в собственной долговременной стратегии. Почему? Так как покупатель будущего не заинтересован во владении автомобилем. Существует интерес на аренду, подписку, кредит-аренда. Минувшей осенью я слушал Герберта Диесса, главу Volkswagen Group, который сказал, что бизнес традиционных автомобилей практически вымирает, что на рынке останутся только те производители, которые считаются технологичными компаниями. Когда все задали вопрос, что это означает, он рассказал анекдот про то, что когда Apple выпустила первый айфон, его высмеяла "Nokia", которая В то время была лидером рынка. И Apple признала, что да, они не могут делать телефоны, так как они делают компьютеры, которые также могут применяться для телефонной связи. И точно также Volkswagen предлагает на продажу не машины, а сложные компьютеры, в которых мобильность — только одна из опций. Даже название изменится, это будут не машины (хотя по-польски это звучит хорошо), а умные переносные устройства.

И что это значит в теперешней ситуации для, скажем, хозяина компании и его сотрудника?

Я вернусь к тому, что было много сигналов о переменах. Когда я разговаривал с собственными бизнес-клиентами — а я также работаю со многими компаниями в Польше — я говорил, что нам необходимо полностью "отталкиваться" от существующих бизнес-моделей, искать другие источники дохода, а не просто наращивать производство, инвестировать в новые решения, чтобы дать им время созреть и стать прибыльными. Но большинство организаций были как бы пропитаны, хотя и создавали видимость изменений в мою пользу. Они показывали, что инвестировали в технологическое оборудование… и сдали новый флот в аренду всему правлению. Тут я не буду обобщать, но по собственному опыту знаю, что предприниматели в Польше часто путают суть инвестиций со словом "затраты".

Если же говорить о возврате инвестиций, мы обязаны иметь в виду настоящие финансовые вложения, а не затраты — возврат на затраты всегда будет равным нулю, он не обеспечит лучшего будущего. Моя очень большая больная точка — как убедить, что возврат инвестиций в нововведения должен обождать, это не булочки из замороженного теста, которые вы разогреваете в духовке в магазине и здесь же продаете. В последние месяцы прошлого года я уже был жёсток и сказал: "Не любая компания может выжить. Будущее принадлежит только тем, кто инвестирует в него сегодня". Разумеется, у меня есть клиенты, работа с которыми доставила мне удовольствие, так как они поняли, что не идут по пути конкурентов, а должны поменять направление и перспективу. Но иные просто бегали с пустыми тачками, так как если это так хорошо, для чего менять?

И то, о чем мы говорим, доходит до индивидуального уровня, так как решения лидеров оказывают влияние на людей вокруг них. Перед тем как помочь собственной компании, помогите сначала себе, так как нервный, расстроенный, плачущий лидер не стоит ничего. Руководители всех уровней нуждаются в поддержке и обсуждении того, что сделать, поскольку не существует руководства по борьбе с коронавирусом. То же самое происходит со всеми, так как никто не готовил нас к данной ситуации… Если мы обратимся к кривой перемен, то после нескольких недель окажемся в состоянии, которое в данной модели называется депрессией". Другие назовут это спадом или "днем сурка", но какой бы ни была природа, пандемия и социальная изоляция считаются проблемой для большинства. Существует так же видов побочных эффектов, которые связаны с этим "экспериментом", сколько и людей — каждый переживает их по-разному.

Что же поможет вам найти себя на рынке трудоустройства после завершения пандемии?

Я думаю, в первую очередь, нам необходимо избавиться от старой веры в то, что мы можем найти все ответы в Excel или Википедии. Мир, который работал, скажем, до конца января 2020 года, уже не вернется. Возможны очень капитальные изменения, историк Юваль Харари допускает даже распад Европейского Союза, завершение всех экономических соглашений и разграничение Еврозоны на более роскошный Север и более бедный Юг. В газете "The Independent" я прочитал, что до 2022 года нам придется сохранять неопасную социальную дистанцию по всему миру. Есть даже термин "полуторафутовая экономика" или, в американском варианте, "шестифутовая экономика". Эта дистанция будет действовать во всех людных местах: ресторанах, театрах, музеях, парикмахерских, городском транспорте, на футбольных матчах и концертах… Как это организовать? Это создаёт очень большие проблемы для логистов, интерьерных дизайнеров, проектантов процессов и специалистов по управлению потоками людей.

Давайте не будем ожидать, что через определенный промежуток времени мы просто включим свет и вернемся к игре собственно там, где остановились. Мы живём в режиме энергосбережения, и лампочке нужно времени больше, чтобы освещать. При любых обстоятельствах, в этом есть и хорошая сторона, так как у нас есть время для экспериментов. Никто не скажет, что вы сделали ошибку, так как вы просто экспериментируете… Это прекрасное время для искусства. Возможность выйти за пределы пяти главных чувств, которые мы уже проработали, освободить другие, например проницательность, баланс; найти смысл жизни. И чему учиться? Я думаю, что хорошо вернуться к основам: научиться дышать, не принимать скороспешных решений, быть терпеливым к себе и стараться найти то, что действительно доставляет нам удовольствие и заставляет ощущать себя счастливыми. Это звучит просто, но прямо сейчас необходимо решить, хотите ли вы остановиться или продолжать то, что вы делали.

Наступили ли предсказанные сумерки рынка труда?

Только в Соединенных Штатах, по некоторым данным, насчитывается более 20 миллионов неработающих, волна безработицы заденет и Европу. Однако это во многом зависит от того, как каждое правительство поддерживает здешних предпринимателей. Таким образом, да, рынок сотрудников окончился, но я не думаю, что рынок работодателей будет. Происходит нечто намного большее — изменение парадигмы экономичной системы. Мы переходим от акционерной собственности к сообществу — нам необходимо принимать решения вместе и всем идти на компромиссы. Даже в наше время корпорации мыслили категориями интересов акционеров.com, главный офис которой находится в Амстердаме. За последние десять лет компания заработала миллиарды евро и каждый год оплачивала очень большие доходы, избегая при этом уплаты налогов в стране через сеть компаний-посредников и налоговых гаваней. И теперь, после менее чем трех месяцев кризиса, она обращается за полной государственной помощью. И это возмущает общество, так как когда оно было преуспевающим, выгоду получали только акционеры, а когда оно плохое, каждый должен внести собственный депозит… Правительства будут применять теперешнюю ситуацию, чтобы получить декларацию лояльности".

После Второй мировой люди во многих странах стали судить о компаниях по тому, как они вели себя во время войны. Те, кто сотрудничал с врагом, не были желанным работодателем. Не думаю, что в этот раз будет по-другому. Те работодатели, которые увольняют, урезают заработанную плату или делают вид, что их не существует ? нельзя ожидать, что люди пожелают вернуться на работу. Это время большой проверки ценностей.

Зузанна Скальска специализируется на исследовании и анализе сигналов перемен для бизнеса, хозяин компании 360 Inspiration, управляющий партнер FutureS Thinking Group. Работает в тесном контакте с генеральными директорами и членами правления, консультируя их по выполнимым сценариям будущего. Читает лекции во многих университетах мира. Учредитель Школы формы (USWPS).

Секрет изменения привычек — Осознание привычки

МЕНЯЙ СВОИ ПРИВЫЧКИ/ ПОЛЕЗНЫЕ ПРИВЫЧКИ/ РАБОТА НАД СОБОЙ

, , , ,