Искусство компромисса. как быть вместе и не сдаваться? мы спрашиваем войцеха айхельбергера

Я делаю одно, он — другое, я иду налево, он — направо. В каждых отношениях нередки моменты, когда один желает чего-то другого, когда у другого другое мнение или он что-то прячет. Что дальше? считается ли компромисс лучшим? И секретность? Имеем ли мы право на это или это бомба замедленного действия, которая в конечном счете взорвет отношения? Как быть вместе и не отказываться от себя, но и не преобладать над партнером — интересуется вопросом Войцех Эйхельбергер, психотерапевт.

Рафал Борнус, психотерапевт по вопросам брака, рекомендует парам по вечерам в течение трех минут говорить о позитивных и негативных моментах, которые случились в наших отношениях. Тогда мне стало понятно, что как правило хватает просто побеседовать о проблеме, чтобы прекратить расстраиваться из-за нее.

Тот момент, что даже такая ритуальная беседа под управлением терапевта помогает, утверждает, насколько неоценимо хорошее общение в близких отношениях. Очень много людей полагают, что партнер должен по-матерински вникать в наши проблемы, на уровне интуиции знать, что не так и что нам необходимо. И с этой иллюзией необходимо расстаться. Однако она покидает нас лишь тогда, когда мы учимся говорить с партнером о собственных нуждах и проблемах. Потом обнаруживается, что никто не обладает материнскими качествами, что наши знания друг о друге скудны. Вот почему во время таких бесед мы слышим: "Почему ты не сказала, что тебе необходимо это и ты ненавидишь то?!". Это как в смешном рассказе про пожилую пару, которая разводится. Когда судья понял, что собственно бабушка с 70-летним стажем брака подала бездоказательное ходотайство, он здесь же предложил полюбовное решение. Но бабушка настаивала: "Нет, я больше не могу с ним жить, мне необходимо развестись". "Но почему?"Я больше не могу слушать, как он хлебает собственный суп". Тишина. После вы слышите расстроенный голос дедушки: "Дорогостоящая, почему ты столь долгое время ждала, чтобы сказать мне!?".

Очень правильно! Когда мы начали практиковать эти трехминутные высказывания о достоинствах и недостатках жизни вместе, я поняла, что мой супруг не желает говорить про то, что его раздражает во мне, так как он не желает осуждать меня.

Очень много людей боятся, что разговор о том, к чему они относятся плохо, будет воспринят как резкая и несправедливая критика. Возможно, их матери ненавидели слово "протест"? Они обижались по всему миру и переставали печь любимое печенье собственных сыновей, когда те осмеливались бросить им вызов? Если да, то, может быть, они убедились, что женщины не принимают комментарии, и поэтому их партнеры неминуемо отвергнут их.

Но я знаю из смешного рассказа о бабушке и хлюпающем дедушке, а еще из собственной терапевтической практики, что лучше набраться смелости и сказать: "Я хочу, чтобы ты знал, что меня очень раздражает, когда ты хлюпаешь". Если мы этого не сделаем, это будет похоже на другую историю, на этот раз из настоящей жизни. Одна девушка после смерти матери пригласила отца на воскресный суп из грибов. Папа всегда восхищался супом и благодарил мать. Когда она поставила супницу на стол, к ее изумлению, папа сказал в отчаянии: "Всю собственную жизнь я боролся и боялся сказать твоей маме, что ненавижу этот суп! ".

Но правдивый разговор труден, так как большинство людей не выносят замечаний.

Все основано на взаимном непонимании. Отправитель думает, что честно воспринимает поведение получателя, а получатель думает, что честно оценивает его поведение. В действительности, наши мнения не считаются объективными. Честно можно говорить только о фактах, к примеру. "Термометр показывает плюс 21 градус", но "В квартире тепло" — это субъективное чувство. Возвращаясь к разводящимся бабушке и дедушке, бабушка могла честно сказать, что дедушка слизывает. Однако если она сказала, что хлюпанье было грубым, она вынесла субъективное суждение. Сложность в том, что это будет звучать как беспристрастное суждение. Более того, бабушка, возможно, претендовала на право такого справедливого мнения, поэтому она хотела пощадить дедушку и не подвергать себя отказу. Поразительно — спустя 70 лет — в суде она произнесла охотно сформулированную фразу: "Я больше не имела возможности выносить это хлюпанье"!". Не было никакого осуждения или порицания. Поэтому дедушка сказал ей, что если она расскажет ему, он перестанет хлопать. Урок состоит в том, что когда мы осознанно, принимая ответственность за собственную субъективность, сообщаем кому-то о собственных отрицательных чувствах, мы минимизируем риск отвержения. Стоит также выделить, что мы говорим об этом ради наших отношений, так как данный человек близок нам и обязан знать, что с нами происходит. Вы можете услышать, к примеру. "Я изменю его, чтобы спасти тебя от неприятных чувств" или "Я не хочу его менять, поэтому ты попробуй сделать что-то, чтобы поменять собственную реакцию на мое поведение". Сообщая о собственных отрицательных чувствах к кому-либо, убедитесь, что они относятся к тому, что он может поменять. Остерегайтесь отрицания подобных вещей, как. рост или дефект речи. Тогда проблема оказывается на нашей стороне.

При любых обстоятельствах, есть причины жалеть бабушку, которая из-за собственной робости и доброго сердца не только растратила собственную жизнь, но и вынуждена была бросить собственного ни в чем не повинного дедушку.

А теперь: компромисс. Они вынуждают нас учиться этому, когда мы начинаем быть с кем-либо. Однако всегда ли это реально? Что, к примеру. компромисс, когда он желает ребенка, а она нет? Родить половину ребенка?

Компромиссы хороши в политике и бизнесе. Отношения, основанные на них — хотя они и могут быть продолжительными — недокормлены, им не хватает румянца и блеска в глазах. Обе стороны ощущают себя озлобленными, потерянными. Отношениям нужен дар весёлой преданности, чтобы жить. После он расцветает и наполняется энергетикой. Одна сторона себя чувствует добровольным дарителем, иная — подарком, имеющим настоящую ценность. Но и дающий получил нечто ценное, так как тот, кто даёт искренне, имеет ощущение выгоды. Таким образом, происходит обмен любовью и благодарностью. Это настоящий живительный нектар.

Вопрос о детях считается чрезвычайно сложным и не разрешиться путем компромисса. В семейной системе обоих потенциальных родителей использованы мощные инстинктивные энергии. Во всех решениях, касающихся зачатия детей, важнейший и решающий голос принадлежит женщине. Женщину нельзя заставить рожать, как нельзя заставить ее не рожать. Тут не остаётся места для компромисса. Женщина, которая не решается стать матерью, испытывает органическое омерзение к беременности, родам, кормлению грудью и т.д., не должна ради любви к собственному партнеру пренебрегать этими чувствами. Она может дать себе время созреть этой потребности или выяснить, что стоит за ее неприятием. К примеру. имеет ли она гормональную или психологичную основу? Но тогда она должна взять во внимание, что ее партнер уйдет, дать ему право искать женщину, с которой он сможет иметь детей. Точно также, если мужчина не желает или не может иметь ребенка, а женщина сильно хочет, он обязан дать ей свободу сказать: "Я понимаю твою необходимость, но я не хочу быть отцом, поэтому я готов уйти, чтобы ты могла найти партнера, с которым можно создать семью". Его нельзя заставить или перехитрить, чтобы он стал отцом наперекор себе. Так как на карту поставлено счастье ребенка. Собственно ребенок будет на себе нести результаты того, как, кем и почему он появился на свет. Ни гнилой компромисс, ни горький жертва со стороны родителя не могут дать ребенку удовлетворительную жизнь.

Друг стал отцом после того, как пообещал супруге заплатить увеличение бюста. Так он и сделал. Но спустя пару лет женщина ушла к другому, оставив дочь с отцом.

Это картинка того, о чем мы говорим. У нее не было настоящей органической мотивации стать матерью. Однако в конце концов она пошла на компромисс с потребностями мужа, пренебрегая тем, что было важно для нее. Поэтому решение завести новую жизнь должно быть основано на сильной потребности и согласии обоих партнеров.

Так ли хорош компромисс, когда говорим о цвете стен гостиной?

Часто это прекрасное решение, однако даже в подобных неважных вопросах лучше для отношений принести весёлую жертву. Если мы слышим от партнера, что ему важно время проводить вместе, и это подается тепло и ясно, то путь открыт для весёлой жертвы, для свободного изменения планов: "Я знаю, что ты планируешь еще одну поездку, поэтому хочу, чтобы ты знал, что я с радостью проведу это время с тобой. Мне очень жаль, что ты предпочла собственную страсть тому, чтобы опять быть вместе. И я хочу, чтобы вы знали, что это вызывает у меня гнев и горечь. Поэтому я бы сильно хотел, чтобы вы изменили данное решение". Подобные слова дают пространство и время, чтобы подумать, что сделать. Чтобы сохранить лицо, мы просим время подумать, а потом, возможно, не больше чем спустя час, говорим: "Дорогостоящая, я не заметил, что меня очень долго не было. Мне не пришло в голову, что ты захочешь, чтобы мы остались вместе, так что я остаюсь". Это не компромисс, это подарок партнеру и отношениям.

Для автора книги "Мифы о любви…", которую мы не так давно обсуждали, "отношения — это то, что мы даём друг дружке по доброй воле".

И что мы принимаем по доброй воле. Ведь одинаково важно, чтобы партнер, который говорит: "Я хочу, чтобы ты остался дома…", когда она слышит, что ваш партнер остается, что она честно принимает данное решение. К большому сожалению, часто случается, что когда вы говорите: "Я остаюсь, милый", — отвечает она: "Очень поздно! Мне не требуется твоя помощь!".

А теперь тема секретов и лжи. Иногда мы делаем вещи, которые скрываем от собственного партнера, но это не обязательно уход в сторону. Никто не святой, однако что дальше? Вы рассказываете им, что случилось?

Единого правила не существует, но когда мы решаем сохранить что-то главное для себя ради защиты отношений, необходимо проверить себя на лицемерие. Честно дать ответ: "Действительно ли я не говорю этого, чтобы обезопасить дорогого человека и отношения? Беру ли я это на собственную совесть и разбираюсь с этим сам? Или я боюсь сказать об этом, так как в действительности защищаю себя и собственную репутацию в глазах партнера?". К большому сожалению, часто оказывается, что причина, по которой вы не сообщаете противоположной стороне болезненные новости, состоит в том, чтобы обезопасить себя, а это не сулит ничего хорошего для отношений. Никому не принесёт пользы жить с ощущением, что ты совершил ошибку. Мы не только сделали глупость, злоупотребили принципом верности, но мы трусливы и должны быть осторожны, чтобы не изобличить это… Это вредит построению хороших отношений, так как сокрытие правды часто считается показателем неуважения ко второй половине. Мы часто оправдываем собственную боязливость тем, что обесцениваем собственного партнера: "Она не поймет, она не выдержит, она слишком слабая, слишком непрочная, недостаточно умная" и т.д. Обычно выгоднее всего выложить карты на стол.

Но не считается ли это иногда выявлением детского перекладывания ответственности на другого человека: "Я сделал то, чего не должен был делать, и посмотрите, как мне теперь больно".

Вот так бывает: мы не только причинили боль противоположной стороне, но и хотим, чтобы нас утешили. Это манипуляция. Если мы чувствуем вину, мы берем ее на собственные плечи, выражая сожаление, раскаяние и готовность принять результаты. Подобное отношение поможет вашему партнеру справиться с этой проблемной ситуацией, и в конечном счете это может очень сблизить вас обоих. При условиях, однако, что будут сохранены благие намерения и смирение — другими словами понимание того, что никто не без греха, поэтому у него нет права бросить камень. Одинаково важно быть уверенным в том, что с нами ничего не происходит просто так. Тогда мы приблизимся к разрешению кризиса и получим шанс закрепить и углубить отношения.

Войцех Эйхельбергер, психолог, психотерапевт и коуч, автор многих книг, учредитель и директор Варшавского института психоиммунологии.

�� От тебя ушла девушка? или ты испытываешь страх отказа? Сформируй правильное отношение к неудачам!

Компромисс в отношениях. Как его найти? Михаил Лабковский