Одинокой звезды недостаточно. интервью с проф. ирена саросиек

— Не недостаток знаний мешает молодым исследователям конкурировать с коллегами, а их убеждения, — говорит проф. Ирена Саросиек, ученый из Медуниверситета Эль-Пасо в Техасе.

Три года назад вы получили награду "Вдохновляющая женщина года". Что это за награда?

Это была забавная история. Я живу в Эль-Пасо, штат Техас, и с той поры, как я приехала сюда, я работаю для польской общины. Американские женщины не празднуют Женский день, поэтому мы, польские иммигранты, решили подчеркнуть его сами: пошли в ресторан, подарили друг дружке гвоздики и подарки. Мы говорили о том, какие женщины оказали самое большое влияние на нашу жизнь. Это было отлично, так как все мы нашли в собственной жизни такого сильного, поддерживающего, великолепного человека. Мы подумали, что важно рассказать иным женщинам, насколько они важны. На следующий год мы организовали праздник для всего Эль-Пасо. Пришло около 130 человек, мужчины тоже. А во время празднования меня признали "Вдохновляющей женщиной года". На церемонию пришла моя дочь Оля, которая В то время была беременна. Мы уже знали, что это будет девочка, поэтому, когда я получила награду, я посвятила ее собственной внучке, которая вот-вот обязана была родиться. Наталка появилась на свет через 2 дня после моего дня рождения, она Лев, как и я, и похожа на меня, как минимум, характером. Если она не может с чем-то справиться, она ищет иной вариант достичь желаемого и находит его.

Возможно, в Америке ей будет очень легко достичь собственных целей, чем в Польше?

Нет, это совершенно не так. Женщинам там непросто — они также зарабатывают меньше, чем мужчины, к примеру, в сфере медицины разница будет примерно. 30%. В наше время стало несколько лучше, так как мы обращаем свое внимание властей на то, насколько велики женщины во многих областях: науке, медицине и т.д. Мы также активны в польском сообществе. Я тот, кто всегда задает вопросы, поэтому на собраниях я встаю и задаю тему. Потом я часто слышу от молодых женщин в университете: "Как бы я хотела быть похожей на тебя, у тебя столько стремления поменять мир". Это особенно приятно, однако для меня это поразительно, так как я считала себя мышью-иммигранткой..

какой после десятилетнего перерыва сделал карьеру за границей в научной сфере и медицины! Как это реально?

Иногда я щипаю себя, чтобы проверить, не сплю ли я. Когда мой супруг уехал на очередную стипендию в Штаты, я сначала осталась с тремя детьми в Белостоке, работала детским гинекологом. Не обращая внимания на военное положение, я не хотела отбывать, впрочем после Чернобыля супруг убедил меня. Я приехал в Штаты во второй половине 80-ых годов двадцатого века, мне было 32 года. Было тяжело, я не знала языка, но мои дети научили меня, так как они выучили английский в миг ока. Мы жили в общежитии, у нас не было денег, так как молодые ученые в Америке зарабатывают довольно мало. Я шила шторы из белой марли из больницы, готовила еду дома, так как это было гораздо бюджетнее, но практически 10 лет я не работала профессионально, так как у меня не было разрешения на работу.

Когда мы получили грин-карту, начальник моего мужа предложил мне работу в области внутренней медицины. И вот в собственные 40 лет я начал карьеру ученого. Мне понадобилось увеличить собственные силы, чтобы наверстать упущенное время. Я попала в водоворот посторонних проблем, клинических исследований. Работа над кардиостимуляторами и стимуляторами для желудка и мозга, поиск решений для диабетиков с гастропарезом, борьба с мировой проблемой ожирения. Актуальные приборы, беспроводные диагностические капсулы, акупунктура, безыгольная фармакология — открыли мне дорогу к федеральным и международным проектам. А теперь я приехал в Польшу с миссией консолидировать силы: университеты Белостока и Эль-Пасо будут работать вместе. Ректор Медуниверситета Белостока попросил меня прочесть вступительную лекцию в учебном году.

Во время этой лекции Вы призвали польских студентов бесстрашно идти в мир науки и медицины.

убеждая их в том, что им абсолютно нечего бояться. Она показывает им на слайдах картинку, на которой оранжевый кот сидит перед большим зеркалом, а в зеркале — лев. Почему это важно для нас, женщин? Потому что мы должны видеть в себе тихую, но решительную львицу, а не робкого котенка. Спросить: уступаю ли я иным? В конце концов, если я не знаю чего-то сегодня, то на следующий день я буду знать больше. Женщины не должны бороться с мужчинами или быть агрессивными. Они должны верить в себя, а это бывает сложно. Вы должны научиться целовать себя в плечо и говорить: "Я люблю себя". После лекции студенты подошли ко мне, чтобы побеседовать — многие говорили, что после лекции у них появилась храбрость думать по-другому.

Нам еще предстоит довести, что мы лучше?

Это в нашем подсознании. В Эль-Пасо довольно мало женщин, менее четверти всего персонала, и я единственный полный профессор на кафедре внутренней медицины. Почему они не пошли по этому пути, а я пошёл? Так как я думала: "Если мужчины могут это делать, то почему я не могу?". Звание tenure (элитный статус постоянного сотрудника университета — прим. ред.) придерживаются пять процентов женщин в университете, включая меня. Мой коллега задал вопрос меня, для чего он мне необходим, и я ответил: "Для чего он тебе?". "Так как я собираюсь работать до конца своей жизни", — сказал он. "Я тоже!". У меня есть собственный тест: пока я могу красить реснички и носить каблуки, я буду работать.

И моя задача?

Мне нравится работать, я хожу в университет даже по выходным, хотя мне не приходится. Когда я возвращаюсь домой с работы, часто поздними вечерами, я подвожу итоги в машине: что важного я сделал в этот день — то, чего я не делал раньше и не буду делать на следующий день? Скольким людям я дал надежду, скольким людям я помог? Повседневно приносит что-нибудь новое для исследования, лечения, помощи больным.

И вы за этим стоите?

Да, но не в одиночку. У меня есть команда фантастических сотрудников, включая женщин. Человек, который желает души не звездой, будет иметь очень низкую репутацию. Чтобы создать красивое небо, необходимо много звезд! Приведу пример: молодой доктор пришёл к нам из Гарварда. Она рассказывала нам, какое у нее есть оборудование и что она может делать в собственной лаборатории. После встречи я подошёл к ней и предложил, что, поскольку у нее великолепное оборудование, а у меня очень качественные материалы, поскольку я провожу клинические исследования на пациентах, мы могли бы консолидировать силы! Вот как такое случилось: мы подали заявку на грант, взяли наличные средства и провели такие нужные исследования. Вот почему я призываю молодых женщин работать в команде, делиться собственными талантами и опытом. Когда они звонят и говорят: "Обрати внимание, как то, чему я выучился под твоим крылом, приносит плоды", — это великолепные моменты!

Что считается наиболее сложным для молодых женщин, когда они входят в мир науки?

Разумеется, не знания, так как они также компетентны, как и мужчины. Очень трудное — сочетать материнство и работу, так как в Америке существуют суровые правила. Во многих штатах у женщин нет традиционного отпуска по беременности и родам, они получают две недели, а если хотят больше, то должны заработать отпуск раньше, и все равно ожидается, что они достаточно быстро вернутся на работу. Вопрос о годичном перерыве не стоит. Когда у женщин появляются дети, они замедляются и меняют собственные планы, чтобы сохранить здоровый баланс между семейной жизнью и требованиями работы, поэтому они отстают от мужчин, у которых нет такого бремени. Помимо того, в американской обстановке также принято, чтобы женщины наступали друг дружке на пятки, между ними существует негромкая ревность.

И вот тут-то и пригодится наставничество.

Да, наставничество очень нужно. Я была одним из основателей группы WIMS (Women in Medicine and Science) в нашем университете, после я организовала ординаторов по внутренним болезням в маленькую группу исключительно для женщин. Мы начали встречаться после работы, общаться. Оказалось, что у любого из нас были собственные проблемы, поэтому мы разделялись опытом, организовывали семинары. На одном из них меня спросили рассказать о себе. Я встаю и говорю: "Добрый день, я Ирена Саросиек, мать троих детей и бабушка пятерых внуков". Разумеется, ведущие здесь же подхватили это и задали вопрос, почему я представляюсь как мама и бабушка, а не как профессор и директор. Мы все так делаем. Так как уместно ли хвастаться собственными титулами? В Америке мы называем это синдромом недооцененности и неуверенности. Это очень ограничивает продвижение и рост. И я хочу, чтобы женщины верили в себя и работали вместе не только между собой, но и с мужчинами, потому что подобные команды здоровы и мудры".

Чему еще вы их учите?

Молодые женщины в области внутренней медицины, педиатрии, хирургии, психиатрии врятли сегодня могут похвастаться собственными достижениями. К примеру, они хотят получить какой-то грант или бумагу и приносят мне 100 страниц заявки, чтобы я их прочитал. Я читаю его и говорю: "Что ты тут написал? "Я ничего не понимаю". И оказалось, что эта женщина была в Вашингтоне, представляя результаты операции самому президенту! Я рекомендую ей писать прямо, так как кто будет искать, кто будет проверять, если она не будет выкладываться по полной? В нашем университете существует правило, что треть каждого комитета должны составлять женщины, и это очень классно. Кроме знаний и опыта, женщины обладают рациональным умыслом. У них острый глаз на практические решения.

И они собирают успехи в коробки из-под обуви?

Этому я научилась у собственной дочери, которая работает юристом. Как то она сделала вывод, что работает довольно долго, чтобы попросить прибавки к заработной плате. Начальник велел ей записать, что она сделала по прошествии этого времени. Она села за компьютер и распечатала список всех дел, встреч и благодарственных писем, которые она получила. Она отнесла все досье собственному начальнику и получила прибавку к заработной плате. Урок состоит в том, что вы должны следить за собственными успехами. Я поступил просто: использовал коробки из-под обуви. Они стоят на полке в моем кабинете, каждый для различного года, я собираю информацию о наградах, в год оценках, открытках от пациентов, благодарственных записках и добрых словах. А для наставника я показываю фотографии собственных коробок молодым женщинам в университете. Я думаю, что у большинства из них уже имеются такие или такие коробки успеха, наполненные важной информацией, которая, в основном, ускользает от их внимания.

А кто был вашим наиболее существенным наставником?

Мама. Она всегда позволяла мне идти собственным путем. Когда я хотел поступить в колледж, мой папа сомневался: "Для чего вам необходимы лекарства? Иди в школу медсестер, быстрее закончишь и пойдёшь работать". Мама придерживалась другого подхода: "Если ты хочешь изучать медицину? Ты будешь". Она сильно помогла мне, когда стала бабушкой. А теперь я бабушка и надеюсь передать нашу силу собственным внукам. Как то, когда моя старшая внучка Анна читала книгу "Сэм и Сара", я задал вопрос ее, почему Сэм везде упоминается первым. Он старше, он ее попечитель, что он сделал такого, что не может быть "Сарой и Сэмом"? Анна ответила: "Я не знаю, бабушка, но я подумаю об этом".

Проф. Ирена Саросиек, выпускница Медуниверситета Белостока, сейчас работает в самом центре медицинских наук Техасского технологического университета в Эль-Пасо, директор клинических исследований по нейрогастроэнтерологии. Победитель многих престижных премий, лектор и учитель молодых докторов. Гость в Польше по случаю установки партнерства между медицинскими школами в Эль-Пасо и Белостоке.

Что в сумке у Ирены Понарошку?

Одинокая Звезда И Перехват Скоро В Игре? Олимпиада Скуика. Brawl Stars

, , ,