Какую роль вы играете в отношениях? интервью с психотерапевтом бартошем шимчиком

Что более всего вредит отношениям, так это усиление ролей, к примеру: ты из прозы жизни, а я из звезды. Или: ты мой защитник, а я твой протеже. Одно из проявлений зрелости — гибкость. Худшее, что мы можем сделать, — это навсегда погрузится в одну позицию, — говорит психотерапевт Бартош Шимчик.

При вступлении в отношения снимаем или, точнее, маску надеваем, начинаем играть роль?

В первую очередь, в первый момент мы начинаем играть роль … партнера или помощника! Когда люди образовывают пары, багаж, который мы несем в себе, обычно активируется без осознания, и этот багаж говорит про то, что для нас значит быть партнером, мужем или женой в общем.

Что составляет этот багаж?

Разумеется, культура даёт нам определенные сценарии, описывающие, что партнер должен делать, как он должен себя вести. Но не только она создаёт эту нашу пластинку. Есть еще два важнейших фактора. Оба связаны с нашей индивидуальной историей и нашей исходной семьей. Один из них касается того, как наши родители относились друг к другу, то, какой женой была наша мать для нашего отца и каким мужем был для нее наш папа. Мы смотрим его разнообразными способами и, таким образом, обычно бессознательно, мы учимся, мы рассматриваем этот образец как общеприменимый. Исключительно по проишествии многих лет, к примеру, во время конфронтации с партнером, мы представляем, что отношения наших родителей не считаются многоцелевой матрицей, что все отношения функционируют по-своему. И наши родители действовали также, как и они, благодаря собственным личным историям. И, в конце концов, третий фактор, который создает нас, а конкретно то, как наши родители относились к нам, какая связь оформилась между нами. Этот третий фактор обычно довольно максимально влияет на то, какие роли мы будем играть на следующих этапах наших своих отношений. То, какая у нас связь с нашими родителями, в удачном случае с надежными объектами привязанности, определяет, какого типа партнера мы в поисках и какие отношения мы хотим на бессознательном уровне создать с ним.

Итак, мы в поисках партнера, который даст возможность нам сыграть роль, на которую мы в определенном роде запрограммированы?

Другими словами, если вам "необходимо" быть опекуном, самоотверженным спасителем, вы будете искать партнера, который сможет побеспокоиться о себе. И очень возможно, что у вас все удастся, так как из толпы достаточно оперативно выйдет тот, чей внутренний багаж «ищет» вы, так как хотите, чтобы о нем побеспокоились. Вы почувствуете, так как этот багаж притягивает, как магнит.

Вы можете сказать: «Прекрасно, успешно …».

Можно было бы так сказать, если бы не то, что вы не подобрали данную роль. Твой партнер тоже. Скажу больше, мы очень часто делаемся тем, чего на сознательном уровне пытаемся остерегаться. И эта сила, к большому сожалению, может быть невообразимо велика. К примеру, ваше желание быть няней может подсознательно быть связано с вашим желанием избежать зависимости от кого-то другого. Когда я вкладываю много энергии в заботу о ком-то, я заглушаю собственные потребности. Тут не остаётся места, возможности ощутить, что тебе необходима помощь самому. Такая попытка избежать зависимости любой ценой может быть результатом того факта, что в период, когда зависимость неизбежна, другими словами в раннем детстве, наши потребности были полностью незаметны, неверно поняты и не удовлетворялись. Боимся, что эта болезненная специальность опять встретится с нами. Забота про остальные ликвидирует риск, так как мы «сдаем карты». Однако такому человеку иногда снится, что кто-то позаботится о ней бережно и правильно, он будет наверняка знать, что ей необходимо. Поэтому он фантазирует про то, что в партнере, сосредоточенном только на себе, которого она «подобрала», его забота будет пробуждена самарянином, который в нем глубоко дремлет ..

Однако она не разбудит его, потому что такого человека там нет ..

Эта бессознательная необходимость нашего партнера беспокоиться о нас настолько сильна, что я слышу, к примеру, от пациентов, что они мечтают о том, чтобы заболеть, пойти в больницу, так как тогда иная сторона будет вынуждена на себя возложить роль, которую играет мы в поте лица в течение многих лет. заботливый попечитель. Так что мы так этого хотим, что готовы потерять здоровье, иметь возможность на определенный период времени снять маску, выйти из роли. Просто мы настолько слились с ней, что можем отказаться от нее только в области фантазий, в реальности мы пытаемся сколько угодно, иначе мы не сможем.

Немецкий психоаналитик Юрг Вилли рассказал о парах, которые строят отношения на основе столкновений. Сговор назвал то, что точно считается игрой обоих партнеров. И источник этой игры — несанкционированный инцидент на ранней стадии разработки. И когда смотришь на подобную ?пару, может показаться на первый взгляд, что один партнер противоположен другому, и в действительности это поляризует один и тот же инцидент. К примеру, кто-то безмерно заботится, а другой безмерно пассивен.

И подобная система прекрасно работает до нужного момента.

Точно. К точке. Только представьте жену профессора. Повседневно преподносит ему пальто, готовит завтрак, вся жизнь посвящена мужу, она даже называет себя профессором, словно ее совсем не было. И состояние это длится годами. Только обычно упоминаемый профессор все это время несет бессознательный сон, что ее любимый супруг станет фоном, будет в ее тени и что он подарит ей пальто. За ролями, которые мы вступаем в отношения, всегда стоят наши неосознаваемые потребности.

Она «играла» серую мышку, а он «играл» звезду.

И часто бывает, что когда завершается определенный этап в жизни такой пары, к примеру. профессор уходит в отставку и падает, что часто бывает после такой изменения, в апатии профессор вдруг «говорит», появляются ее неосознаваемые потребности. Ему больше не надо отдавать пальто и вести хозяйство, он может побеспокоиться о себе, о собственном развитии. Он в подавлености, а она полна сил. Такие пары очень часто приходят в офис. А потом я слышу от него: «Она была всегда другой», а от нее: «Он был другой, активный, а теперь он ничего не желает». Обе стороны правы, однако они не видят, что у любой из них есть собственная. Они не понимают, что происходит, какие потребности не удовлетворялись годами.

Мужчина, являющийся «папочкой» для собственной партнерши, тоже инстинктивно чего-то желает ..

Да, мы дело имеем с аналогичной ситуацией. Кажется, что роли опекуна «папочки» и бесполезной «дочурки» больше подойдут друг дружке. Эти люди ощущают себя, оказываются в толпе и строят отношения на основе взаимодополняемости. И в самом деле … они стараются постоянно бороться с собственными лекарствами и неудовлетворенными потребностями.

Кажется, все это обрекает нас на неудачу, что у нас нет шансов построить удовлетворительные, здоровые отношения. Всегда ли мы все в большей или малой степени играем роль во взаимоотношениях?!

Я так считаю, однако это не означает, что нас ждет катастрофа. Пара — такое превосходное создание — мы оба взрослые, однако это творение даёт нам возможность иногда быть детьми. Чтобы испытать заботу о ком-то, но также испытать, что кто-то заботится. Так как отношения дают нам шанс расслабиться от взрослой жизни. В конце концов, мы не так эффективны во всем, мы не знаем друг друга одинаково, и, Находясь в паре, вы можете себе позволить ощущать себя беспомощным перед чем-то. Ожидается, что наш партнер иногда будет о нас беспокоиться. И вот тогда наоборот — мы позаботимся о нашем партнере. Так что иногда мы можем быть детьми, иногда родителями. Разумеется, хорошие отношения возможны лишь тогда, когда они состоят из зрелых людей. Но зрелость невероятным образом состоит в том, что иногда можно быть ребенком. Про то, что люди сами по себе согласны с тем, что не всегда оба человека во взаимоотношениях должны быть взрослыми одинаково. И люди неправильно так часто требуют этого от себя. В нормально функционирующих отношениях эти роли более взрослого и более подросткового не закреплены за партнерами навсегда.

Гибкость важна?

Да, одно из проявлений зрелости — гибкость. Что более всего вредит отношениям, так это усиление ролей, к примеру: ты из прозы жизни, а я из звезды. Эта гибкость также должна отражаться в тонкостях, к примеру, в том, кто становится с самого утра и готовит завтрак для малышей, и кто может спать дольше. Как то вы поддержите меня, и я могу быть недовольным, однако в других случаях я могу апеллировать на реальность, так как я знаю, что вы сыграете роль оптимиста. Такая гибкость крайне полезна для отношений, а усиление роли ограничивает отношения.

Но не входить в эти роли на постоянной основе сложно, поскольку мы часто не осознаем, что играем их вообще. Что может нам помочь, активизируйте бдительность?

Это актуальная проблема, психотерапия часто помогает им обоим, но мы наверняка можем открыто и важно говорить про то, что нас волнует, что волнует нас в нашей обычной жизни. Так как тишина помогает зафиксировать роли. Один из партнеров может быть более успешным с точки зрения логистики, другими словами иметь возможность организовать обычную жизнь, семейную жизнь, но эта способность не равна готовности взять все на борт. И это необходимо сказать ясно и четко. В другом случае, в роли организатора, мы останемся навсегда или до той поры, пока разочарование не смывает каждый наш сезон и не станет адом в таких отношениях. Если профессор не будет действовать вовремя, не скажет «достаточно» в определенный момент, отношения, которые могли продлиться прекрасно, разойдутся. Самая грубая ошибка, худшее, что мы можем сделать, — это навсегда окопаться в одной позиции. И этого вполне можно избежать.

10 ВОПРОСОВ ПСИХОТЕРАПЕВТУ | РАМИНА ЭСХАКЗАЙ «ХОДЯТ СЛУХИ».

Интервью с психотерапевтом Марией Павловой о депрессии

, , ,