Интервью с ханной полак

Герои ее фильмов — дети, оставшиеся без попечения, брошенные. Как и Юля, подросшая на свалке. Ханна Полак документировала собственную жизнь в течение 14 лет. В результате вышла душераздирающая история об отчуждении, бездомности и надежде. История о каждом из нас.

Для чего необходимо показывать бездомность, причем в самом болезненном ее измерении — бездомность детей?

Я помню, как какое то время назад я гостил у собственной матери в Катовице, и к нам в дверь постучались дети, в грязных куртках, с клеенкой в рукавах, собираясь от двери к дверям. На миг я не знал, где нахожусь — в Польше или в РФ. Я не знал, что в РФ есть такая актуальная проблема детской беспризорности. И только когда я повстречал их на улице и подошёл к ним, стало очевидным, как велика эта группа. И эти дети, не обращая внимания на то, что они ведут себя и живут как взрослые — пьют, курят, должны беспокоиться о себе — они очень ждут, что кто-то придёт и заберет их. Дети на помойке нуждаются в близости и ощущенье безопасности со стороны взрослого. Когда я увидел их, я почувствовал, что не могу просто уйти, я должен что-то сделать для них. И собственно благодаря этому я взялся за эту тему. Но вам также не надо никуда ехать, иногда достаточно быть лучшим человеком в своем личном дворе.

Почему из множества детей с подмосковной свалки "Свалька" вы подобрали Юлю в качестве героини?

Это вопрос отношений, установки контакта, мы очень приглянулись друг дружке. И легко заметить, что она интересна и для камеры — очень выразительная и извращенная. Хотя это не простой характер, так как он ненавидит говорить, он не так часто говорит по своей инициативе. Но когда она говорит, она умная, решительная девушка. Она также чрезвычайно пунктуальна, организованна, целеустремленна, последовательна и очень трудолюбива, у нее много качеств, которых не ожидаешь от человека, подросшего на свалке. Люди так впечатлены ею, когда встречаются с ней, они говорят, что она поразительная, вдохновляющая. Хотя она может быть резкой и малоприятной, однако она выросла в очень жестокой обстановке.

Вы помните, как вы оказались на данной свалке?

Дети с Киевского вокзала отвезли меня туда. Это был 1999 год. Они показали мне собственный мир за три года работы над документальным фильмом, поэтому они взяли меня туда тоже. Они научили меня продираться сквозь стены, перепрыгивать через ограждения, удирать от бульдозеров, а еще объяснили, что вход туда незаконен и может привести к неблагоприятным последствиям. Хотя они не боялись, так как улица, на которой они жили, тоже была опасной. И хотя тема — детская бездомность — и в том и другом случае была схожей, однако это были разнообразные группы людей и самые разнообразные условия, в которых они живут, разнообразные результаты пребывания в этих местах. Мне понадобилось подбирать, в каком фильме я буду сниматься, я не имел возможности сниматься в 2-ух одновременно. Я подобрал "Детей Ленинграда", отложил свалку в сторону. Но я не забыл об этом, я пришёл туда, чтобы помочь.

Интервью с ханной полак

Вы сразу поняли, что хотите сделать проект, который бы показывал Юлю на протяжении долгого времени?

Я сделал эти фотографии, когда помогал там. Потом был снят фильм "Дети из Ленинграда", его показывали по всему миру на фестивалях, в школах, университетах, в партнерстве с самыми разными организациями, что меня достаточно сильно поглотило. Но я продолжал собирать материал, так как я продолжал ходить туда и помогать. Только в 2010 году я решил перестать снимать. Было несколько раз, когда я хотел закрыть проект. К примеру, когда мне необходимо было решить, что сделать: "Дети Ленинграда" или "Приходят лучшие времена". После, когда Юля в возрасте 16 лет родила собственного первого ребенка. Я чувствовал, что это конец. Однако в итоге этого не случилось, и я продолжил снимать. В 2010 году я начал редактировать материал, но я все еще поддерживал контакт с Юлей, я приехал, когда что-то случилось. И так вышло еще четыре года дополнительных фотографий. И поэтому все завершается, по существу, сегодня, когда у Юлы начинается новая жизнь, когда сбывается то, чего она всегда хотела. Я не хотел превращать этот фильм в сагу о семье Юлы, делать фильм только о ней. Ее уникальность в том, что только ей получается выбраться из этой помойки, а иным — нет. Они проигруют, умирают и никогда не могут достигать собственной мечты. И только показывая их истории, вы видите, как многого в действительности добилась эта девушка.

Интервью с ханной полак

Для меня поразительно, что у Юли имеются такие конкретные мечты, она верна им и, более того, ей получается их достичь.

Интервью с ханной полак

Она уже не помнит, о чем мечтала в десятилетнем возрасте, я помню, камера помнит. Иногда я спрашивал ее об таких снах, и ее ответы повторялись. Она не всегда хотела говорить о них, часто шутила, что не скажет, о чем мечтает, так как это не осуществиться. Однако она никогда не отказывалась от собственной мечты. Однако в ее жизни пришел момент, когда ей понадобилось решить , о котором она, возможно, никогда не задумывалась. Участь поставила ее к поверхности стены.

Вы имеете в виду время, когда она забеременела?

Да. В данной истории, хотя она и драматична, есть универсальное, общее для всех, что обязаны увидеть зрители. Юля приходит к тому моменту, когда ей необходимо решить, будет ли она жить, дожидаясь, что что-то случится, или будет бороться за себя, сама вносить изменения. За очень небольшой период времени она должна по-настоящему остепениться. В жизни любого человека приходит период, когда он должен решить : либо плыть по течению судьбы, либо взять тесак и отрубить то, что тянет его за собой и не даёт возможности поменять собственную жизнь. Тогда человек понимает, что в действительности все будет зависеть от него и только он может что-нибудь поменять. Для меня этот фильм уникален, поскольку каждый может увидеть себя в нем, как в зеркале.

Во время осмотра подобных документальных фильмов я часто задаюсь вопросом, в какой степени рассказчик должен оставаться объективным и оставаться за камерой, а в какой степени камера должна опуститься и помочь. Вы пытались поменять судьбу Джулии?

Я все время пыталась помочь ей, тем более когда она забеременела. Я считала, что она пожалеет об этом этапе и должна оставить ребенка, но отсутствие какой-нибудь поддержки со стороны семьи заставило ее понять, что идти некуда, что помощи нет и что сама она — ребенок, который рожает ребенка. В больнице она заметила, что других женщин кто-то ждет, кто-то приходит к ним, беспокоится о них, заботится, а ее никто не навещал, она никому не была необходима. Я пыталась дать ей немного денег на квартиру, однако в какой-то момент она сказала, что пускай сама решает, так как это ее жизнь. Сегодня она говорит, что не знала, что ее участь изменится, однако в получившихся условиях она не хотела брать ребенка с собой на свалку. У нее уже был один ребенок, ее своя мать, которая ушла из жизни бы без нее. Нам также тяжело понять, что она никогда не видела ничего хорошего в собственной жизни, кроме пьяных, умирающих людей, она жила в данной реальности много лет и не хотела приводить туда собственного ребенка. Однако она надеялась, что кто-то хороший возьмёт его на воспитание. Иногда я спрашиваю ее, думает ли она о собственном первом ребенке, и она говорит, что желает забыть. Но правда в том, что она помнит, сожалеет и каждый раз думает об этом. Но где-нибудь в глубине души она себя чувствует виноватой.

Вы пытаетесь быть объективным, но вы сверхчувствительный человек..

Люди не знают, и им не надо знать, сколько раз я опускал камеру, чтобы помочь. Меня часто спрашивают, почему я ничего не предпринял в разных жизненных ситуациях. Я отвечаю: я делал это, неоднократно, однако данный фильм не об этом. Дело не во мне, не в том, как я пытался помочь данным людям. Иногда одно, что остается — это показать миру, так как есть вещи, которые я не могу поменять, помочь такой большой группе людей, с подобными небольшими возможностями". Этот фильм — крик о помощи.

Тебе пришлось нелегко каждый раз возвращаться домой из Свалки после того, что ты там побывал и увидел?

Я возвращался домой в дом, где уже жила куча беспризорников. Поэтому тяжело сказать, что я возвращался к какой-то собственной жизни. Мы помогали детям на вокзалах и на улицах, помогали на свалке.

Сегодня, с другой стороны, возвращаться почти что не к чему и не к кому, практически никто из тех людей еще жив. Но я возвращаюсь с собственными мыслями. Мне очень жаль одного из моих героев, Диму "Гитариста", который сегодня, может быть, с небольшой помощью сделал бы карьеру благодаря YouTube. Если бы я знал, что его жизнь так неожиданно окончится на свалке, возможно, мы бы смогли вынуть его, найти ему место, где он мог бы играть. И у него был такой невообразимый талант, что его история могла бы завершиться по-другому. Свалка — это место, где все едут в одном вагоне, и никогда не знаешь, кто упадет первым. Ну, в жизни всегда много упущенных возможностей. о некоторых из них мы даже не знаем, многие из них мы не можем предсказать, иногда тяжело сделать больше, чем возможно. К большому сожалению, не все можно поменять и не на все можно посодействовать. Я считаю, что такой фильм, как "Настанут лучшие времена", может вдохновить людей не только действовать, но и жить, поскольку каждый из нас иногда сталкивается с ситуациями, которые кажутся безнадежными, безвыходными. а потом оказывается, что это совершенно не так, что в ретроспективе это было не так уж важно. И этот фильм показывает, что даже из безнадежной ситуации можно выбраться. Если у кого-то нет абсолютно ничего, как у Юли, и он может достичь столь многого, то чем объяснить мою временную импотенцию?

Как вы определяете бездомность сегодня?

Я думаю, что любой человек в каком-то смысле бомж. Часто это физическое отсутствие их палача, иногда — отсутствие семейного тепла и понимания со стороны самых родных людей. Однако если оставить метафору и подумать о настоящей бездомности, я должен сказать, что мы живём в очень конкурентном обществе, и если кто-нибудь не может приспособиться к его правилам, не очень сложно выпасть из круга, потерять позиции, исчезнуть. Оказывается, что эта граница достаточно близко, и вдруг вы оказываетесь в одиночестве. Теперь это незнакомец, на следующий день это могу быть я, так как меня ударят в этом месте, у меня заберут что-то, что я уже не смогу вернуть. Герой моего фильма, Мороз, семья которого сделала его бездомным, говорит: "Мы — люди, обреченные на борьбу за выживание". Но единственная помощь, о которой он их просит, — это нравственная поддержка. Он просит собственную сестру написать ему письмо, принять. Общество должно помогать слабым, давать им шанс вернуться, оказывать им поддержку, так как обязательно есть кто-то, кто выделяется, у кого дела идут плохо. Большинство бездомных, с которыми я разговаривал о собственной бездомности, испытывают большое ощущение отверженности, страшное одиночество и переживают много горя. Они ощущают этот незаметный барьер, который разделяет их от хорошей жизни и общества.

Мы живём в мире, где не очень сложно отвергнуть, оскорбить, осмеять кого-то, и прочие приобретаются на это. Мы забываем, что у человека есть право на ошибку, на падение, однако что он может преобразиться, подняться опять. Но кажется, что тенденция иная, что, к примеру, сейчас анонимность в интернете делает людей безнаказанными. Критика, оскорбление или неодобрение других — дело пустяковое, даже в том случае, если это не приносит ничего позитивного. И давая людям возможность выражать собственную нелюбовь, мы делаемся соучастниками. Я думаю, что стоит насаждать в себе сострадание, доброту и алмазное лезвие критики, направленной на себя или на положительные изменения. Вот почему для меня было очень важно, чтобы этот фильм разрушил стереотип и показал человека, который остается человеком в любой ситуации в жизни.

Вы все еще общаетесь с Юлей?

Регулярно. На сегодня это труднее, так как мне некогда посещать Россию, но мы поддерживаем связь по телефону, email, Viber, Юля также есть в моей жизни, она считает меня членом семьи и относится ко мне как к члену семьи. Мы очень близки, мы очень много пережили вместе. Какое то время назад она попросила меня стать крестной матерью ее ребенка.

Ханна Полак театральная актриса, режиссер-документалист. За документальный фильм "Дети Ленинграда" она получила много наград, также номинацию на премию Оскар. Во второй половине 90-ых годов XX века она основала фонд для помощи детям в РФ. Ее последний фильм "Приходят лучшие времена" получил награды на крупных фестивалях.

The Children of Leningradsky / Дети ленинградского / Діти

ДЕТИ БОМЖИ или ЖИЗНЬ НА СВАЛКЕ документальный фильм 18+

, , ,