Имеют ли трансгендеры право быть самими собой?? интервью с психологом ханной самсон

Девочка или мальчик? Несложный вопрос, но на него не обязательно есть ответ, так как много людей сомневаются в том, что пол, присвоенный при рождении, считается их полом. И если даже это только доля процента населения, данные люди право имеют быть собой, как и все другие", — напоминает психолог Ханна Самсон.

Я не знаю, почему мы так строгие в собственных взглядах и отношении. Ну, может быть, не все, но многие из нас. Мы охраняем сделанную культурой норму, и к любому отклонению от нее мы относимся с неприязнью, агрессией, насмешками. Наша эмпатия завершается, когда возникает Другой, даже в том случае, если он или она никак нас не волнует. Но мы можем многое сделать для того, чтобы затруднить ему возможность быть самим собой.

Я только что закончила читать книгу Лори Френкель "Так оно и есть". Эта история о девочке-трансгендере и ее семье считается литературным вымыслом, но вдохновлена опытом автора, чья дочь раньше была сыном. Каково это — быть матерью ребенка, который не идентифицирует себя с полом, присвоенным при рождении? Каково это — быть таким ребенком? Все ли мы имеем право на свою идентичность или только те, кто входит в принятую культурой норму? И кому позволено решать, что?

"Знаете, раньше не было трансгендерных детей. Мальчик приходил к вам в шемизе, и вы говорили: . Или: А потом все кончилось. Этот ребенок вырастет, и если он переживет детство, если он переживет подростковый период, если он станет взрослым, может быть, если ему повезет, он в конце концов найдет группу людей. которые понимают то, что никто другой никогда не понимал, и вот тогда он плавно начнет менять одежду, прически, имена и местоимения, понемногу узнает, каково это — быть женщиной, и, в конце концов, через годы или десятилетия, возможно, он превратится в . Или он покончил бы с собой прежде. Уровень самоубийств среди таких детей составляет сорок процентов, вы знаете?" . Это слова психотерапевта, который в романе "Так бывает" помогает Рози и Пенну, родителям Клода, превратившегося в Поппи, поддержать собственного ребенка. Да, раньше не было трансгендерных детей, так как им не разрешали выходить в свет. Если они делали что-то против собственного пола, их немедленно призывали к порядку. Им не позволяли быть самими собой.

Будьте собой!

Это, все таки, одна из довольно значительных подсказок, которые мы получаем от мира на пути к счастью. Однако это не относится к трансгендерным детям. Они знают, что не могут быть самими собой, так как это вызывает панику или агрессию со стороны взрослых и безжалостные насмешки со стороны сверстников. Неспособность быть самим собой вызывает страдания, драматичным высказыванием которых считается фигура, приведенная терапевтом. Сорок процентов! Сорок процентов таких детей выполняют самоубийство, на которое, по существу, их обрекает наше отношение к жизни.

Представьте, если бы вам почему-то понадобилось притвориться представителем противоположного пола. Это может быть весело на месяц или два, но на всю жизнь? За пожизненную неспособность открыть, кто ты есть? Чтобы убедиться, что вы не предаете себя на каждом шагу? Чтобы убедиться, что вы не идете вразрез с гендерными нормами общества? К счастью, эти шаблоны становятся слабее, но все таки для большинство из нас лицемерить представителем противоположного пола было бы тяжело, и уж точно тяжело вынести. И есть ли смысл в такой жизни? Сорок процентов означает, что его тяжело найти.

Клоду исключительно посчастливилось. Его родители любят его безоговорочно, принимают его таким, какой он есть. Они позволяют ему носить платья, заколки и даже бикини, что вызывает ажиотаж в бассейне, мальчик в бикини — это сенсация, и все должны прокомментировать. В конце концов ему позволяют стать Поппи, хотя, разумеется, это непросто, им приходится переехать в другой штат, где никто не знал Клода, но от людей ничего нельзя спрятать, и счастливая Поппи опять превращается в несчастного Клода, который избрал бы исчезнуть, чем жить.

Сложный путь

Родители Клода, еще перед тем как он стал Поппи, знали о собственных правах и его. Школа также была осведомлена об американских законах, которые берут во внимание интересы подобных детей. Если ребенок себя чувствует девочкой, учителя должны относиться к нему как к девочке. Но это не значит, что партнерство между родителями и школой считается легким. Школа желает быть однозначной, она желает поставить Клода в жёсткие рамки, хотя пятилетний ребенок еще не знает, кто он и кем он будет. Благоприятная с первого взгляда система оказывается угнетающей.

"Если он себя считает девочкой, значит, у него гендерная дисфория, и вот тогда мы скорректируем ситуацию должным образом", — говорят представители школы. — "Однако если он просто желает прийти в шемизе, то он нарушает порядок и должен начать одеваться нормально. (…) Дети разделяют на мальчиков и девочек. Школы не готовы к такой неразберихе. — Так что, возможно, им следует приготовиться, сказал Пенн. — "Мир не очевиден". И, может быть, стоит это согласится. Может быть, стоит выйти за рамки жёстких гендерных шаблонов и увидеть, что женственность и мужественность бывают разнообразными, что это не "или-или", что люди могут быть где нибудь в середине и право имеют быть собой.

История Клода Поппи показывает, как тяжело быть родителем такого ребенка. Вам нужно будет принять много важных решений, о которых вы не знаете, к чему они приведут, и в первую очередь вы должны обезопасить этого ребенка от мира, для которого он считается сенсацией. Однако это также показывает, что транссексуальность ребенка не надо рассматривать как трагедию либо что-то постыдное, а как персональный способ существования в мире, какой стоит поддерживать и уважать.

Видели ли вы фильм "Девушка" Лукаса Дхонта? Это история Лары, балетной ученицы-подростка, заключенной в тело мальчика. Действие происходит в Бельгии, атмосфера благоприятная, Лара идет через ряд процедур, ведущих к корректировки пола, у нее есть поддерживающий папа, и все же ее жизнь ужасно трудна. Благодаря Ларе и ее борьбе за себя мы видим, как важно иметь ощущение своей идентичности и ее совместимости с нашим телом. Мы можем понять решимость людей, которые стремятся быть самими собой, хотя их путь очень труден даже в странах, признавших их существование и права.

Нишевая тема?

Пару месяцев назад Gazeta Wyborcza опубликовала интервью с матерью Эмилии, которая стала Марцином п.t. "Я потерял собственную дочь, я возвратил собственного сына. Когда ребенок меняется обратно". Лучше говорить о смене пола, чем об изменении, но основное, что мать приняла его. Она счастлива, что Мартин больше не страдает от боли, он в конце концов наслаждается жизнью. Но между словами интервью можно прочесть, как долго мальчик был наедине с собственной проблемой, никто не говорил с ним про то, что с ним происходит, так как в польских домах, возможно, не принято говорить о "подобных" вещах. Пока вещь не названа, она не существует. Заместитель директора школы смеялся над Мартином и называл его "трансом" в присутствии учеников. О чем думает такой человек? Понятия не имею. Школа ничего не сделала с Мартином. В конце концов мальчик сам открыл эту тему.

"Как то я захожу в его комнату, Мартин лежит на кровати. Я спрашиваю, что происходит, а он отвечает: . Я этого не забуду. Я все еще слышу это в собственной голове. Марцин обучался в другом классе школы , ему было 18 лет", — вспоминает его мать, которая тогда начала искать психолога и уговорила Марцина обратиться к нему. Только в 18 лет у Марцина появилась возможность побеседовать о себе со взрослым человеком.

Когда настало время отцу давать показания в суде во время слушания о смене пола, папа на вопрос судьи, заметил ли он, что с ребенком что-то происходит, ответил, что нет, так как был на работе. "Он не хотел признавать это, — объясняет мать. — "Определенные вещи ходят. Он такой, какой есть". Неужели не так решаются "не комфортные" проблемы в большинстве домов? Мы продолжим: "Сейчас, когда Мартин приходит домой, это нормально, но было время, когда они с мужем не находились в одной жилой зоне. Они не разговаривали между собой, а теперь они даже кофе варят вместе". Uff. Транссексуализм Мартина, к которому сначала относились как к семейной трагедии, в конце концов принимается всеми. Марцину еще предстоит длительный и сложный путь, однако он не одинок.

Некоторые комментарии появились под интервью с матерью Марцина, и отдельные из них имеют общий знаменатель: читатели обвиняют Gazeta Wyborcza в том, что она занимается нишей вместо актуальных вопросов, которые затрагивают всех нас. Один голос обеспечивает великолепный противовес: "Да, об таких вещах необходимо писать и говорить. "Нам нужно понемногу отказаться от жёстких представлений о мужественности и женственности. Люди не считаются ни женщинами, ни мужчинами. Люди обладают как женскими, так и мужскими качествами. Люди, которые не попадают ни в один из 2-ух полюсов, которые находятся где нибудь между ними, имеют безусловное право на свою идентичность — если даже они составляют лишь малую долю процента. Эта крошечная доля процента — тысячи людей, имеющих такое же право быть собой, как и мы, однако их путь намного проблематичнее. Понятно, что поддерживать их стоит и нужно.

ТРАНСГЕНДЕР №1 в России. Цена операции по СМЕНЕ ПОЛА. Стать ЖЕНЩИНОЙ из МУЖЧИНЫ при СССР?

Интервью с Психологом: Мифы, Стереотипы, Фрейд, Шарлатаны и не только

, , , , ,